» » » Репортаж с дозиметром в руках
18:23 Четверг 0 5 335
18:23, Четверг, 22 сентября 2005

Репортаж с дозиметром в руках

26 апреля 1986 года в небольшом городке Чернобыль, что недалеко от Киева, произошла трагедия мирового масштаба - четвертый реактор АЭС превратился в страшного радиоактивного монстра. С того времени Чернобыль не перестает обрастать мифами. Животные-мутанты, гигантские листья на деревьях, жуткий радиационный фон – вот далеко не полный перечень слухов о Чернобыле. Поэтому желание хоть одним глазком взглянуть на это черное пятно в биографии Украины было огромным. Осуществить его помогла организация IREX U-Media (Совет международных научных исследований и обмена – Ред.), которая провела в запретной зоне семинар на экологическую тему.
Через 5 лет после первой поездки в Чернобыль, журналисты “Телеграфа” побывали в радиационной зоне сноваЖурналисты народ веселый. Узнав о моей поездке в Чернобыль, в редакции многие подшучивали, мол возьми с собой свинцовые трусы, а то радиация влияет на потенцию, другие серьезно советовали не лезть на рожон в наше и так экологически непростое время. Но ни те, ни другие от поездки не отговорили.

Загрузившись в Киеве в автобус, ехали весело. Однако, несмотря на дружный смех, чувствовалось, что в душе каждого поселились и томящий страх, и вездесущий интерес: что ждет нас там? Не получим ли дозу радиации? Увидим ли мутантов?

Чернобыль начался у КПП с несерьезным, даже детским, названием Дитятки. На пункте пропуска дозиметры показывали 50 мкр/час, что в 2,5 раза превышает норму. Милиционеров, которые проверяли наши паспорта такой фон не пугал: «Сейчас ветерок подует и станет меньше. На жаре фон всегда больше». «А не боитесь?» - спрашиваем мы. «Нет. Больше чем положено не наберемся. Мы ведь вахтовым методом работаем. Оттрубим пятнадцать суток и домой», - объясняет старлей.

Пока коллеги проходят милицейский контроль, разглядываю большой желтый плакат. Он рассказывает сколько разной радиоактивной гадости в нашем организме прибавится, если мы начнем есть чернобыльские грибы (они по опасности на первом месте); мясо местных диких животных или рыбку, например, с Припяти.



Дворец культуры “Энергетик”. Разрушить здание помогло время и мародерыМилиционеры, поняв, что с ними общаются не просто посетители, а журналисты, которые к тому же уже и интервью берут, становятся в позу и особо не раскрывают «зоновских» секретов. Однако говорят, что сейчас в зону зачастили микроавтобусы с гостями, преимущественно из дальнего зарубежья. Большинство приезжих – ученые и журналисты. Потом это подтверждает и наш гид – служащий госагентства «Чернобыльинтеринформ» Сергей Чернов.

А пока мы едем по дороге, которую со всех сторон обступил непроходимый лес. Проезжаем речки Уж, Черевач. Навстречу нам нет ни одной машины. Вдоль дороги стоят указатели с названиями деревень. Вот проехали Залесье. Однако деревни мы так и не увидели. Большая часть сёл и хуторов Зоны (а их около 90) превратилась в непроходимые чащи – к домам подступиться невозможно. Ветви деревьев проросли через крыши сельских хат, залезли в двери и окна.

А вот и Чернобыль. Сегодня в этом городе вахтовым методом трудится более трех тысяч человек. Одни мониторят окружающую среду. Другие отвечают за коммунальное хозяйство. Третьи – перерабатывают зараженный металл. Четвертые охраняют лес... В городе работает СБУ, прокуратура, милиция, санстанция и врачи. Наш гид Сергей говорит, что единственным развлечением жителей является телевизор и добавляет: «А еще раз в два месяца местными силами устраивается концерт. Есть в городе четыре магазина, четыре кафе, мини-библиотека, два тренажерных зала и церковь. В городе вполне можно жить: все украинские сотовые операторы наладили связь».

Походив по городу, обращаем внимание на то, что практически большая половина домов заселена вахтовиками. До самой станции 12 километров езды.



Зона №2

Кладбище техники. Сегодня ее перерабатывают на металлолом, обеззараживают и продаютВ народе зоной номер два называют территорию от Чернобыля до АЭС. Ее отличие от своей более известной сестры – 30-километровой зоны – в том, что тут категорически никому не разрешается жить. Большинство деревень захоронены в котлованах под двухметровым пластом земли. Остались лишь безмолвные таблички на трассе: вот начинается село Копачи, а через 500 метров знак уже перечеркнут – закопали бульдозеры Копачи.

Когда подъезжаем к станции, гид Сергей показывает на «рыжий лес». Это уникальная природная аномалия, появившаяся в результате катастрофы. В первые месяцы после взрыва этот лес, сплошной сосняк, весь порыжел от выпавших на него радионуклидов.

Тогда в 86-ом лес начали рубить «биороботы» (так в народе называли военных, вызванных с запаса). В суматохе порубленные деревья начали хоронить в землю. Как оказалось потом, это было намного хуже, чем если бы лес остался стоять. Похороненные "грязные" деревья оказались близко к подводным водам – и радиация могла попасть в питьевую воду. Поэтому в Чернобыльской зоне питьевая вода – привозная или со скважин.



ЧАЭС - Зона №1

Чтобы попасть на территорию АЭС нужен спецпропуск. Въезжая в зону, настораживаемся. Взгляды привлекает канал с водой из охладительного пруда АЭС. В нем водится рыба огромных размеров. Если кинуть в воду буханку хлеба, может всплыть трехметровый сом. Рыба радиоактивна и ее здесь никто не трогает, поэтому и вырастает до гигантских размеров. А вот и сама станция. Все хватаются за фотоаппараты, однако нас предупреждают, что по закону Украины фотографировать можно только прямо перед саркофагом.

Идем в музей ЧАЭС. Нам показывают макет взорвавшегося четвертого энергоблока, рассказывают историю станции. Причину аварии называют неохотно – неточные действия специалистов ЧАЭС. Со смотровой площадки, находящейся от укрытия метрах в 300-ах, можно делать снимки. Дозиметр показывает 143 мкр/час, что в 7 раз выше нормы, однако нас успокаивают, что это не опасно: «За то время, что вы будете здесь находиться, радиации не наберетесь».

Саркофаг покрашен в синий цвет. Выглядит нормально. Вокруг масса кранов. Говорят скоро начнется строительство еще одного саркофага. Нынешний же имеет 61 метр высоты. Наибольшая толщина стен 18 метров. Его возводили с помощью самоходных кранов, оснащенных телевизионными средствами наблюдения. В саркофаге предусмотрена система вытяжной вентиляции с очисткой воздуха, система принудительного охлаждения, а чтобы не допустить повышения нейтронной активности, на крыше установлены баки с раствором бора. Именно крыша сегодня вызывает наибольшее беспокойство у ученых. «Защитное покрытие было построено быстро, что обусловило наличие дефектов в конструкции. Основная потенциальная опасность для него – возможное разрушение конструкции верхней части объекта и выход радиоактивной пыли», - говорится в международном докладе ООН, оглашенном неделю тому в Вене.

Когда мы вдоволь налюбовались станцией, гид приглашает нас посетить Припять – город, отселенный почти 20 лет назад за два часа.



Город, которого нет

Припять - бывший город атомщиков, когда-то заселенный почти 49 тысячами человек, сегодня напоминает законсервированную, заброшенную стройку. Радиоактивный фон в нем превышает норму раз в пять. Одинаковые многоэтажные здания коммунистического типа с разместившимися на крышах гербами СССР и Украины, сегодня стоят с облупленным кафелем и разбитыми стеклами. Деревья растут не только вокруг домов, обступив их словно лес, но и в середине зданий. В общем, картина жуткая. Бывшие жители Припяти посещают когда-то родной город только раз в году - в День трагедии 26 апреля. Тогда, после аварии на ЧАЭС, их эвакуировали в спешном порядке. Людям говорили, что эвакуация затянется дня на три. Кроме денег и паспортов ничего брать не разрешали. Теперь из-за мародеров, город потерял тот вид, в котором его оставили. Все, что можно найти в домах - это голые стены, в комнатах кое-где раскуроченные шкафы, разбросанные по полу вещи и детские игрушки, обвисшие обои, календарь с выгоревшими числами, разбитые окна и кучи мусора…

На центральной площади города сквозь асфальт проросли деревья. Гостиница «Полесье», ДК “Энергетик”, центральный гастроном… – здания с разбитыми и раскуроченными окнами, лифтами. На месте витрин – пустые глазницы. Это мародеры в поисках цветного металла буквально разобрали город по частям. В Доме культуры на стенах – остатки огромных картин победного шествия науки и торжества человечества, на полу – стекла и книги. От библиотеки остались только рваные учебники и портреты советских вождей: Язова, Чебрикова, Горбачева, Андропова... На лестнице второго этажа, словно здороваясь с посетителями, лежит игрушка – белый пушистый кот.

Сразу за центральной площадью начинается Парк культуры и отдыха. Заброшенные с осыпавшейся краской "Колесо обзора", "Ромашка", электрические машинки и "лодочки". Все словно замерло 20 лет назад.

На месте где был магазин, бар, аптека или сберкасса до сих пор сохранились вывески. На столбах висят разбитые светофоры, ржавые знаки дорожного движения. Здесь еще сохранились лозунги коммунистических времен - их радиация не берет. А у меня почему-то начинает болеть голова. Что это - радиация или переутомление?



Радиация

Все, выезжающие из Чернобыльской зоны, проходят соответствующий радиологический контрольСергей Чернов рассказывает, что первые признаки облучения, если во рту появился горький металлический привкус. Значит надо срочно уходить из радиоактивной территории. Следующие стадии – головная боль и тошнота. К счастью меня не тошнит и не першит в горле.

Продолжая рассказ о радиации, гид заявляет, что естественный фон облучения в «здоровой» местности составляет порядка 15-19 мкР/час. Безопасной считается интенсивность излучения до 30 мкР/час, а на зараженной территории в качестве нормативного фона принято 50 мкР/час. В Припяти, по данным МЧС, фон колеблется от 50 до 70 мкР/час. Непосредственно на атомной электростанции, в районе смотровой площадки, напомним, фон составлял 143 мкР/час.



Чернобыль – успешный заповедник

Детский сад в Припяти: чернобыльские игрушкиПокидая Припять любуемся красотой природы зоны. Красивые леса и, как утверждает наш гид, много разных видов животных. Например, волков или кабанов. Рассказывают, что один волк восемь лет жил вблизи ЧАЭС. Сотрудники подкармливали приблуду. Когда тот умер от старости - отдали в научную лабораторию. Ученые установили: волк был полностью здоров – при этом просто нашпигован радионуклидами. Кабаны гуляют по улицам Припяти и Чернобыля, как домашние свиньи в селах. Завезли в зону отчуждения и лошадей Пржевальского. Они прижились и, более того, стали размножаться. Их количество выросло в пять-шесть раз и сегодня в стаде более 60 голов.

А как рассказывают сотрудники ЧАЭС, недавно в Припятском затоне обнаружили сома весом в 60 килограммов. Появились здесь и какие-то редкие виды рыб.

Из мутантов в Чернобыле есть, разве что, червяки. Известно, что дождевые черви – гермафродиты, здесь же они разделились на самцов и самочек. Гид рассказывает, что в первые годы после аварии яблони и вишни удивляли неимоверно большими плодами. Но потом они исчезли.

Кстати, о еде. Сергей Чернов рассказал, что продукты в зону завозятся из незараженной местности. В зоне выпекают только хлеб и то из привозной муки.



Чернобыль-travel. Цены кусаются

Сервис по оказанию информационных услуг осуществляет государственное агентство «Чернобыльинтеринформ». Его директор Даниил Кирьяков уверен, что вполне логично организовывать в Чернобыль экстремальные туры. «Мы всегда готовы принимать туристические делегации, поскольку это позволит решить ряд социальных проблем в зоне отчуждения», - говорит он. Вместе с тем, подобные экскурсионные туры в Чернобыль уже есть, хотя они пока не сертифицированы. Это позволяет туристическим фирмам спекулировать на посещении зоны, говорит Кирьяков.

Само же агентство предоставляет такие услуги: проезд микроавтобусом (110 грн. час), посещение Чернобыльской атомной станции, осмотр объекта “Саркофаг”, знакомство с городом-призраком Припять, осмотр покинутых жилых зданий, школ, гостиниц, детских садов. Обед. Посетите вы и стоянку зараженных транспортных средств. Все это обойдется в 1200 грн. Для тех, кто решится заночевать в Чернобыле, номер люкс будет стоить 350 грн. Можно полюбоваться зараженной земли и с высоты - полуторачасовая экскурсия на вертолете обойдется приблизительно в 2500 грн.

«Однако не считайте, что этот туризм приносит слишком большую прибыль. Бывает по-разному. В этом году самым прибыльным был май. Тогда мы приняли 82 делегации и заработали 100 тысяч гривен», - говорит Даниил Кирьяков.

Против таких экстремальных туров выступают врачи-санэпидемиологи. Их аргумент - это все-таки зона особого режима с высоким уровнем радиоактивного загрязнения. Работающие в зоне отчуждения, причисляются к так называемой категории А (это люди, постоянно находящиеся на загрязненной территории). Приезжающие хотя бы на один день – к категории Б (временно находящиеся на территории). То есть, турист ты или не турист, а свою дозу облучения получают все.

Организаторы же туров - Чернобыльинтеринформ и Гостурадминистрация утверждают, что посещение Чернобыльской зоны совершенно не опасно для здоровья. Главное соблюдать меры безопасности. Многие работники зоны тоже уверены, что пребывание на закрытой территории в течение нескольких недель, даже целого месяца, совершенно безопасно для здоровья.

Может быть. Хотя я, честно говоря, с облегчением вздохнул только при выезде из 30-километровой зоны, когда на контрольном пункте «Дитятки», каждого из нас проверили на наличие радиоактивных частиц, и при этом на электронном табло засветилась надпись «чисто».

Кременчугский телеграф
 

Добавить комментарий

Экономика / В Украине 10:38 Понедельник 0 340 «Укрзализныця» повысит тарифы на пассажирские перевозки на 35% ПАО «Укрзализныця» заложило в план капитальных инвестиций повышение в 2017 году тарифов на грузоперевозки на 25%, на пассажирские перевозки – на 35%. Об этом сообщается в презентации, представленной во время телефонной конференции с инвесторами 22 ноября.