» » » Сабантуй по-кременчугски
21:48 Суббота 0 1 368
21:48, Суббота, 27 октября 2007
Бизнес 1 368 0

Сабантуй по-кременчугски

На этой неделе о ситуации на кременчугском НПЗ не говорил только ленивый. И точки зрения на происходящее у всех были разные. Официальную татарстанскую, например, озвучил сам президент Татарстана Минтимер Шаймиев: “Видите, каким образом захватывает Украина нашу собственность — бандитским путём! Послали, наняли вооружённых каких-то ребят – пришли, привели свою команду и высадили, как говорят, действующую команду и заняли все должности.

Вот вам демократия украинская. Оранжевой называйте её после этого, синей, красной, какой угодно... Покушение на собственность не может иметь место в демократическом обществе. Когда акции у нас”.
Спич хлёсткий и наверняка запомнится. Однако, с украинской точки зрения, в нём, мягко говоря, есть ряд неточностей. Начнём с главной: никто и никакой собственности у татар не отбирал. Они были и остаются одним из главных акционеров кременчугского нефтеперерабатывающего комплекса — ЗАО «Укртатнафта». Насчет бандитского захвата — это уже вопрос к тем, кто информировал президента. На самом деле было решение апелляционного суда Сумской области о восстановлении в должности председателя правления ЗАО Павла Овчаренко, которое и было выполнено. Вопрос о законности увольнения Овчаренко ранее неоднократно рассматривался рядом судов, и в конце концов дело попало в Верховный суд. А тот, в соответствии с законом, передал его Сумскому апелляционному суду. Структура собственности на заводе не менялась. Завод ударными темпами готовится к собранию акционеров, намеченному на 15 ноября с.г. На нём главные акционеры смогут решить любые вопросы. В том числе, при необходимости, разобраться с менеджментом. Однако вместо этого разворачивается компания по блокаде завода...

Причин здесь две. И главная, действительно, собственность. Главный вопрос – кому принадлежат 18,3% акций завода. Украина считает, что ей. У Татарстана иное мнение. Речь идёт об уже почти легендарных оффшорках AmRuz Traiding (8,336% акций ЗАО) и SeaGroup International (9,96%). Наблюдатели прочно связывают обе оффшорки с руководством Кременчугского НПЗ, которое “рулило” предприятием до 2001 года. Когда создавалось ЗАО «Укртатнафта», двум эти фирмам дали акции, а взамен они пообещали внести (деньгами или нефтью) 65,85 млн. долларов. По тем ценам это тянуло на миллион с лишним тонн нефти. Кстати, когда СБУ стало выяснять, кто стоит за SeaGroup International, оказалось, что в городе Сиэтл (штат Вашингтон, США) существуют аж четыре компании с подобным названием! Денег и нефти “оффшорщики” не нашли. И выписали векселя на такую же сумму, со сроком погашения один год. Позже выяснилось, что американские векселя выписаны 1 июня 1999 года, а вот нотариально заверены... 20 мая. Забавно, что тогда заверял нотариус — пустой бланк, что ли? Впрочем, кого это тогда волновало...

Примерно через год проблема всплыла вновь. Срок векселей заканчивался, а с платежами как-то не складывалось. Из обещанных 65,8 млн. долларов с трудом наскребли... целых 4,5%. Однако 29 мая 2000 года, за два дня до окончания срока действия векселей, между «Укртатнафтой», с одной стороны, и SeaGroup и АмRuz, с другой, заключается дополнительное соглашение. Согласно этому документу, срок оплаты векселей был продлён ещё на три года. Потом вокруг акций оффшорок началась чехарда: их то переуступали, то выкупали... Причины живучести явно “мусорных” бумаг были понятны: обладание ими давало контроль над кременчугским нефтекомплексом. Ведь его уставный фонд сформирован следующим образом: у Украинского государства в ЗАО 43,05%, еще 37,4% — у татар. Так что оффшорки были в прямом смысле “золотыми”.

Татары полуофициально заявляли, что уже выкупили их, и считали, что контрольный пакет уже в кармане. Украина же, так и не получив реальных денег в уставный фонд, с этим не согласилась. Государство вполне справедливо считало, что эти 18,3% завода — его собственность. А ведь, говоря словами Шаймиева, “покушение на собственность не может иметь место в демократическом обществе”. В результате длительных судебных процессов украинской стороне удалось отстоять свою точку зрения. В конце мая 2007 года спорные акции были, наконец, переведены финансовой компанией «Укрнафтогаз» (Киев) на счёт «Нафтогаза Украины». Тем самым он сконцентрировал 61,354 % ЗАО «Укртатнафта». Именно вокруг этого и идёт сегодня спор...

Кстати, татары этого и не скрывают, обвиняя Овчаренко в... попытке легитимизировать списание 18,3 % акций предприятия на счета Национальной акционерной компании «Нафтогаз Украины». Довольно странное, с точки зрения Украины, заявление. Акции уже и так переведены. А требовать от Украины, чтобы она по первому свистку бросилась их возвращать, странновато. Тем более, что татарские акционеры признают, что после выкупа оффшорок средства за эти акции (по их версии, это 41 млн. долл.) на счета предприятия не перечисляли. Мотивируют они это... договорённостью с бывшим президентом Украины Леонидом Кучмой. Однако подарочек от нынешнего персонального пенсионера всеукраинского значения, к сожалению, не имеет юридической силы.

Пришедшее на завод руководство обнаружило массу пикантных подробностей. Финансовые показатели ЗАО «Укртатнафта» за 2006 год чётко свидетельствовали об использовании схем минимизации прибыли. Так, доход от продаж «Укртатнафты» увеличился более чем на 56% — до 13,7 млрд. гривен, а вот чистая прибыль составила всего 20,4 млн. Тоже не долларов. Т.е., предприятие, работающее на одном из самых ликвидных рынков, имеет аж... 0,15% рентабельности. При отсутствии на заводе какой-либо реальной программы модернизации (о ней годами только говорят), это значит, что центры прибыли выведены совсем в иные места. Так, по данным проверок, опубликованным Центром исследований корпоративных отношений, доход близкого к Татарстану нефтетрейдера «Новойл» в 2006 году составил больше 10,5 млрд. гривен, официальная чистая прибыль — 101 млн. гривен. Иными словами, эта компания заработала в пять раз больше, чем завод, на котором она покупает нефтепродукты.

Однако после прихода на завод нового-старого руководства и изучения документов оказалось, что всё это были цветочки... За последние три года кредиторская задолженность предприятия увеличилась в четыре раза и на сегодня составляет порядка 3,7 млрд. грн. Правда, по версии татарстанской стороны, она немного “скромнее” — 2,4 млрд. Впрочем, сумму в полмиллиарда долларов тоже маленькой не назовёшь... Особенно если оплачивать её просто нечем. Если три года назад оборотные средства «Укртатнафты» составляли 100 млн. грн., то сегодня имеет место дефицит оборотных средств в размере 300 млн. грн. Это свидетельствует о чём угодно, только не об эффективном управлении. Причиной, по словам руководства, стала завышенная цена нефти, приобретаемой заводом у посредников. Наценка доходила до 20 долларов на тонне. Для сравнения: стоимость переработки нефти на нефтепродукты на НПЗ сейчас составляет 29 долларов за тонну. А вот готовые нефтепродукты забирали по заниженным ценам.

Более того, в апреле 2007 года, по словам Овчаренко, НПЗ вообще ушел от прямых поставок от «Татнефти», перейдя на давальческие схемы. Это привело к уклонению компаний-посредников от уплаты налогов. В результате использования таких “уклонительных” схем государство недополучило порядка 941 млн. грн. НДС. Как заявило восстановленное руководство, “экономическая служба завода докладывала менеджменту, что с их точки зрения завод планомерно идёт к банкротству, но эта ситуация намеренно поддерживалась. Возможно, готовилась схема доведения предприятия до банкротства и ликвидации. Либо –дополнительная эмиссия, что размыло бы доли остальных акционеров. Включая и государство Украина, и государство Татарстан. Планировалось передать основной пакет акций в руки третьих структур, которые непосредственно и создавали эту кредиторскую задолженность”. Причём данные структуры, перед которыми создавалась задолженность, — это отнюдь не «Татнефть». А малоизвестные полтавские фирмочки с налоговыми льготами. К примеру, долги НПЗ перед одной из них достигают 1,47 млрд. грн. Все эти материалы уже переданы в правоохранительные органы. Между тем, ещё в октябре 2006 года правительство Татарстана передало в доверительное управление российской компании «Татнефть» 28,78% акций «Укртатнафты» (ещё 8,61% она владеет, как акционер). Казалось бы, и её должно было встревожить происходящее. Однако спокойствие россиян объясняется просто: фирмочки были ну очень дружественными.

Как известно, одним из поводов к снятию Овчаренко в 2004 году стал срыв вывода из «Укртатнафты» ещё одного актива «Татнефтепрома» – небольшой нефтедобывающей компании в Поволжье, 73,92% которой принадлежат «Укртатнафте». Причём сделка продвигалась представителем Татарстана в «Укртатнафте», а также Сергеем Глушко, до недавнего времени — председателем правления ЗАО, а тогда — председателем наблюдательного совета «Татнефтепрома». Сделка сорвалась из-за подписанного накануне приказа Павла Овчаренко, запретившего представителям «Укртатнафты» одобрять её в наблюдательном совете «Татнефтепрома»...

В общем, вопросов хватает. К примеру, при заключении в 1994 году договора между Киевом и Казанью предполагались ежегодные поставки 8 млн. тонн татарской нефти в год. Если суммировать реальные поставки, то получается недопоставка в 66 млн. тонн, или порядка 5 млн. тонн в год. Никто такие объёмы компенсировать не будет. Однако ясно, что есть повод для согласования позиций. Да и многолетние разговоры о реконструкции уже приелись. О готовности татарстанской стороны вложить в техническое переоснащение завода 200—300 млн. долларов сообщалось и в 2002-м, и в 2003-м, и в 2005-м, и 2006-м. Но до сих пор все разговоры об инвестициях разговорами и оставались. Или деньги копили для очередной попытки размыть госпакет? Не говоря уж о том, что 300 млн. долларов просто недостаточно, чтобы производить бензин, соответствующий евростандартам. Тут нужны 1,5—2 млрд. долларов.

Увы, татарстанская сторона особой тяги к компромиссам пока не проявляет. Казань требует силового выдворения нового руководства и угрожает организацией нефтяной блокады. В ночь на четверг, 25 октября, в Кременчуге чуть не дошло до силового столкновения. Была предпринята попытка перехвата контроля над предприятием, с тем чтобы возобновить в должности председателя правления Глушко. По словам юристов завода, “около часа ночи прибыл следователь с санкцией на обыск в сопровождении 40—50 чел. Документы были составлены неправильно, и не все прибывшие имели при себе соответствующие удостоверения. Во время проверки документов выяснилось, что данная санкция отозвана. После этого следователь покинул территорию предприятия”. После того как правоохранительные органы удалились, Сергей Глушко, находившийся до этого в здании заводоуправления, тоже покинул помещение. Было уже около двух часов ночи...

Естественно, кровавая драка на заводе никому не нужна. В Министерстве топлива и энергетики Украины призвали крупнейших акционеров интенсифицировать диалог с целью нормализации ситуации на предприятии. При этом министерство выступило против форм силового решения конфликта акционеров и пообещало последовательно отстаивать эту позицию. Главным для руководства отрасли является недопущение снижения объёмов переработки нефти и производства нефтепродуктов на Кременчугском НПЗ. Минтопэнерго направило соответствующие запросы Павлу Овчаренко и Сергею Глушко, которые оспаривают должность главы правления ЗАО «Укртатнафта». После юридической экспертизы полученных документов министерство изложит свою официальную позицию. Пока же на 31 октября намечен созыв заседания наблюдательного совета компании «Укртатнафта». Главный вопрос — “нормализация работы Кременчугского НПЗ и недопущение ущемления прав российских и украинских акционеров «Укртатнафты».

Кстати, и российское Министерство промышленности и энергетики “надеется на мирное урегулирование корпоративного конфликта на предприятии” и на то, что “конфликтная ситуация будет урегулирована в правовом поле при безусловном соблюдении всех законных прав инвесторов, вне зависимости от страны происхождения”. Позиция вполне здравая. Ведь мир (и совсем не обязательно худой) гораздо лучше любой ссоры. В 2001 году именно совместные действия основных акционеров предотвратили растаскивание завода.

Кременчуг — не только крупнейший нефтеперерабатывающий завод Украины, но и ключ Татарстана к весьма перспективным рынкам Восточной Европы и Средиземноморья. А это дорогого стоит. Угрозы нефтяной блокады и силовых захватов эту собственность обесценивают. Да и вообще, на заводе уже столько ломали, что пора начать строить...

Зеркало недели
 

Добавить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив