Мужество познавать правду

2009-07-23T08:15:24+03:00 2009-07-24T09:05:18+03:00
0
Горожане
-1
Проездом
МУЖЕСТВО ПОЗНАВАТЬ ПРАВДУ
«Честь и верность», девиз начертанный на
фамильном гербе Паскевичей.
К сожалению, процессы, связанные с мифологизированностью «незалежного» украинского сознания на идеях о «проклятом прошлом» и «империи зла» приводят к уродству в истории и литературе создаваемых «самостийными» недоляшками. Но процессы той же мифологизации, гипертрофированной гордыни, болезненного самолюбия имеют свои корни, и зачастую мешают человеку признать, что он был в чем-то не прав, да еще в течении многих лет. Историческая литература до сих пор представляет окраину литературы. Может быть, из-за тяготеющего шефства историков от «Просвиты», для которых в «проклятом прошлом» нет ничего более отрадного, чем «мужики кровавы и сини». Правда, эти мужики, какие бы войны, глады и моры не катились по Руси, все равно называли ее «матушкой».
Но те, кто началом исторической литературы считает «Капитанскую дочку» Пушкина, «Тараса Бульбу» Гоголя все же умудряются издавать настоящую историческую литературу. К ним смело можно отнести исследование полтавских литераторов Юрия Погоды и Виктора Шестакова издавшим книгу «Соткавший славу из побед». Слово о «бешеннохрабром» - кавалере четырех степеней ордена Святого великомученика и Победоносца Георгия генерал-фельдмаршале И.Ф. Паскевиче графе Эриванском, князе Варшавском. Книгу о видном военачальнике, искусном дипломате и крупном государственном деятеле Иване Федоровиче Паскевиче, о славном сыне земли полтавской, друге и учителе Императора Николая 1. Это имя долгое время было стерто со страниц Истории…
Конечно, заметны, и даже не редко весьма заметны в украинском обществе окатоличеные и ополяченные «ржавые недоляшки», для которых все разумные доводы – что мертвому припарка. Спорить с ними бесполезно, да и не для рвущего на груди вышиванку националиста-провокатора пишутся эти строки.
Надо признать, что и в советские времена создавались стереотипы, которые до сих пор клишируют сознание. Сколько вылито гадостей на Потемкина, Столыпина, Паскевича. Разбуди среди ночи человека с клишированным мышлением, задай несколько историко-культурных вопросов-тестов, и он не раздумывая ответит: Злодей? – Сталин! Николай? – Кровавый! Столыпин? – «Удавка, вагон!», Потемкин – «потемкинские деревни»: (Николаев, Севастополь, Елезаветград…). Именно такие ответы дали в начале 2008 года студенты одного из ВУЗов Полтавщины расположенного в бывшем детском садике. Где доценты-историки учат своих студентов, что украинцы – древнее неандертальцев.
«Гремучая смесь» «самостийнической» идеологии произрастает из незнания Правды, документов, имеющих важное значение исторических фактов, законов. «Державникам» Украины не нужны примеры личностей типа Паскевича: «Суворову равному» в военном искусстве, и ровне Столыпину, как государственника. Им подавай «петлюриады» и «Мазепы-фесты», что демонстрируют оранжоиды власти на Полтавщине.
О том же Паскевиче не только в прошлые времена, но и в «незалежни», много говорится, как о душителе свободы, распускались и распускаются мифы о нем как о вешателе. В связи с этим хочется вспомнить о другом мифе. О сверхжестокости военно-полевых судов Столыпина. По приговорам, за время существования этих судов, было казнено 683 человека. В тоже время за один 1906 год убито позже приговоренными 768 человек и ранено 820. По статистическим данным, с 1901 по 1907 годы террористами-революционерами было уничтожено несколько десятков тысяч русских людей. Это далеко не все были «царские сатрапы». Взрывались бомбы в церквах во время молебна, палили из браунингов по крестным ходам, что везде называется народоубийством. Сам же «столыпинский террор» начался после покушения на Аптекарском острове, на даче Столыпина, когда на месте было убито 24 человека, 30 ранено (шестеро скончалось позже), а сам премьер чудом остался в живых. Позже в одной из думских речей он скажет свою знаменитую фразу: «Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия». Но что примечательно: идею заложников Столыпин однозначно отверг. Заложники и «ответственные» будут широко применятся властями после 1917 года, как и переселенческие вагоны станут использоваться для перевозки зеков, с приходом к власти революционных социалистов. При Столыпине смертная казнь применялась только к прямым убийцам. Даже умышленные изготовители бомб не могли быть казнены…
Но первым подвигом «пламенных революционеров», после образования Украинской центральной рады в Киеве из представителей украинских национальных и буржуазных партий, было 18 марта 1917 года снятие памятника Столыпина в Киеве. И сегодня, при «памаранчевых революционерах», что имеют мафиозные «нравственные принципы», говорить об увековечивании памяти Паскевича, Потемкина, Столыпина на Украине мы можем только в будущем времени.
Как отличить исторические добро от зла? Каток ранее космополитической а сегодня националистической унификации подминает все и вся без разбора, Он вполне укладывается в «ржавую программу тех проамериканских сил, которые – вряд ли бессознательно – стремятся отнять у народа память, исковеркать душу, опошлить его прошлое.
Истинная, неискаженная коньюктурными наслоениями и «фильтрами» Украина подняла бы в собственных глазах не только «титульных», но и все народы, издревле заселявшие территорию нашего Отечества. Ведь, если вдуматься кто имеет полное и исключительное право судить о прошлом и, исходя из трезвой оценки настоящего, строить судьбу Родины? Те, кто созидал ее, кто пахал и сеял, строил и ковал, кто украшал ее и одухотворял. Наконец, те, кто оборонял от лютых, всегда лютых ее врагов. Или недоляшки и внутренние супостаты примеряющие натовские штаны, вместе с Параской Королюк, награжденной Президентом Ющенко орденом и заявившей: «Я бы этих сволочей своими руками бы поубивала».
Еще один пример. Сейчас мало кто знает, о том, что ООН своим рождением обязана… русскому царю. Да тому самому, которого зомбированые студенты именуют кровавым. Именно по его инициативе в Гааге была созвана первая в истории международная мирная конференция, где Россия предложила всем державам Европы и Америки заморозить военные расходы и взять курс на разоружение. Но «цивилизованным» странам было не до этого. Хотя военные расходы на душу населения в России были самыми низкими среди этих стан. Напомню, что земли нынешнего «государства Украина» входили в состав Российского государства на тот момент, за исключением Галичины. Не вспоминает об этом и «РУХовский партайгеносе», пиарясь тем, что посидел немного в одном из председательских кресел ООН. В здании же Секретариата ООН хранится под стеклом подлинная грамота с призывом ко всем государствам принять участие в Гаагской мирной конференции 1899 года. И – подпись – царская, разумеется. Неужели только она исключала возможность для людей, знать об этой важнейшей инициативе, выражавшей волю к миру, и за которую Государь был казнен «пламенными революционерами». А сколько других значительных событий и фактов истории изъято волевым путем из сокровищницы народного опыта. Или вместо «белых пятен» Украину устроят «проклятое прошлое» и бред «революционных недоляшков»? Не устраивают оранжоидов и Паскевичи…
Иван Федорович Паскевич (1782-1856) прошел необычный путь. Выйдя из средних слоев малороссийского казачества, он закончил Императорский Пажеский Корпус. В русско-турецкой войне 1805-1812 года он обозначил себя, как уникальное явление в русской военной истории. Два Георгиевских креста за храбрость в течении одного месяца – это ли не повод обратить внимание на молодого еще полковника.
Война с Наполеоном вновь осветила Паскевича, командира 27-ой гренадерской дивизии. Его «стояния» под Дашковкой, на Королевском бастионе осажденного Смоленска, на бородинской Курганной высоте, стоили ему славы в рядах блестящих русских героев той войны. Надо лишь добавить, что Полтавский полк, всегда был основой воинских подразделений, которыми в тот момент командовал Паскевич.
Война с Ираном и практически сразу же начавшаяся война с Турцией, доказали, что Паскевич готов воевать и побеждать на любом театре военных действий. Причем воевать грамотно, щадя жизни простых солдат, оказывая почести побежденным, помогая гражданскому населению.
А еще, в жизни Паскевича было заключение Туркманчайского договора, обустройство Кавказа, борьба с мятежными горцами, новая, теперь уже Крымская война с Турцией. Все эти факты тщательно собрали и обобщили Ю.Погода и В. Шестаков (положив в основу очерк историка Д.Н. Бантыш-Каменского) в книгу «Соткавший славу из побед». Главной идеей произведения есть реконструкция подвига великого государственника, человека слова и чести.
Как показывают авторы, Паскевич был старательно вычеркнут из советской истории, благодаря его вхождению в состав Уголовного суда над декабристами и подавлению беспорядков в Польше и Австро-Венгрии, трактовавшихся в советской историографии как «революционные движения». Безусловно, Паскевич эти бунты, так их именовал народ, подавил, как и надлежит государственнику, заботящемуся о том, чтобы его не подрывали всяческие «национальные освободители». Он не только подавил, он спас и целостность, и спокойствие Российской империи и Австро-Венгрии. У сегодняшних кравчуков и прочих «самостийников» мороз по коже, при одном предположении о появлении Паскевича в наши дни.
Авторы в своей книге с предельной точностью воспроизводят характер тогдашней эпохи и место в ней И. Ф. Паскевича. Содержание большого количества фактов, без чернухи и проклятий, собранных по крупицам из исторических источников, вызывают огромный интерес у читателя. В книге собраны отзывы о Паскевиче его современников – Михаила Кутузова, Дениса Давыдова, Александра Пушкина, декабристов и его большого друга, воспитанника и одновременно государя – императора Николая Павловича.
Громадным положительным элементом книги есть параллельное описание исторических и экономических процессом, происходивших в тогдашней жизни. Авторы мужественно познают и не скрывают Правду империи. Перед читателем открываются многие слабо освещенные картины российской жизни, новые исторические персоналии. На этом историческом фоне авторы создают портрет лучшего из всех полководцев и государственников, каких когда-либо имела земля, именуемая ныне Украиной…

Николай Яременко
Горожане
+ 238
Великий Гуру
Я думаю, что Паскевич - лучший полководец 19 века. Его имя не стоит рядом с Суворовым и Кутузовым только по той причине, что он украинец
А если серьезно то потому, что он подавил восстание венгров против Австрии, что создало ему репутацию "жандарма Европы". А не приветствовали ни российские либералы, ни коммунисты. Так его имя оказалось забыто.
И я надеюсь - мы победим.
Больше: я уверен - мы победим. Потому что разум должен победить.

Е. Замятин "Мы"
Горожане
+ 14
Почетный
гражданин
Тарас Бульба,
А померанчевые чевствуют Мазепу, видать близок им по духу.
Не тех героев выбираем, а жаль.
Я не расист, я вообще считаю что расизма как и негров не должно быть.
Горожане
0
Аксакал
Хорошая иллюстрация к соседней теме "терминология".
Был бы обычный исторический обзор о Паскевиче - прочел бы.
А с таким стилем изложения - увольте...
"Если кто-то вас не переваривает, значит не сумел сожрать". :)
Горожане
+ 14
Почетный
гражданин
Yara,
Прочти интересно.
Я не расист, я вообще считаю что расизма как и негров не должно быть.
Горожане
+ 509
Аксакал
Тревожный симптом какой-то..Была б весна - можно было бы списать на весеннее обострение. А так лето в разгаре..Или от жары люди делаются кусачие и назойливые, як мухи в Спасівку?..:-)
"Найжаркіші куточки в пеклі залишені для тих, хто в часи найбільших моральних випробувань зберігав нейтралітет" Данте
Горожане
-582
Заслуженный
пенсионер
[quote=Белокурая Жози]Тревожный симптом какой-то..Была б весна - можно было бы списать на весеннее обострение. А так лето в разгаре..Или от жары люди делаются кусачие и назойливые, як мухи в Спасівку?..:-)[/quote]
В газетах писали что на Солнце магнитные бури
AD
Горожане
+ 180
Великий Гуру
Репутации Паскевича сильно подгадило неудачное командование на Дунае в 1853 году , а не украинское происхождение.
Насчет Суворова и Кутузова- увы, это тоже сильно сказано.
Надо найти у себя энциклопедию Сытина....
Благими намерениями вымощена дорога к AD
(c)
Старший сержант запаса.
Горожане
+ 85
Заслуженный
пенсионер
AD,
Но таки есть кем гордится, чел более достойный чем Мазэпа и Шухевич,
ИМХО.
Писал Ирод
У настоящей любви нет срока годности:-)
AD
Горожане
+ 180
Великий Гуру
Я не спорю,что есть ,но давайте уже не вдаваться в другую крайность,перехваливая его.
Ведь в 19 веке и Наполеон жил....

Добавлено спустя 11 минут 50 секунд:

ПАСКЕВИЧ, Иван Федорович, граф Эриванский, светл. князь Варшавский

— ген.-ад-т, ген.-фельдм., род. в 1782 г. в Полтаве и был сыном богат. помещика; в 1793 г. П. б. определен в Паж. к-с, состоял лб.-пажем Павла I и в 1800 г. б. произв. в пор-ки л.-гв. Преображ. п. с назнач-м фл.-ад-том. В 1805 г. П. б. назн. состоять в распоряжении ген. Михельсона, командовавшего русской армией на зап. границе; a в 1806 г. с Михельсоном поехал на войну с турками. Здесь он исполнял боевые и довольно важные дипломатич. поручения (поездки в Константинополь) и б. награжд. зол. саблею "за храбрость".



Генерал фельдмаршал, князь Варшавский, граф И. Ф. Паскевич-Эриванский.

По смерти Михельсона П. остался при преемнике его, кн. Прозоровском, также благоволившем к П., и здесь стал известен Кутузову. При штурме Браилова П. б. ран. пулей в голову; в 1809 г. б. произв. в полк-ки, a в 1810 г. получил в команд-ние Витебск. пех. п. За бои под Варной П. получил орд. св. Георг. 4 ст., a за сраж. при Батине — чин г.-м. и вслед за тем б. назн. ком-ром бр-ды 26-ой пех. д-зии и шефом Орловск. пех. п., к-рый он д. б. сформировать. В янв. 1812 г. П. б. назн. нач-ком 26-ой пех. д-зии. В составе 2-ой Запад. армии он в 1812 г. с отличием участвовал в сраж-х под Салтановкою, Смоленском, Бородином, Малоярославцем и Вязьмою. Как во время Тур. войны, так и в 1812 г., П. обнаружил способность быстро и правильно оценивать тактич. и стратегич. обстановку, храбрость (при Бородине в штыков. схватке закололи под ним лошадь, ядром убило другую), выдержку, заботливость о нуждах солдат, уменье сохранять силы части при трудных обстоятельствах, обучать и организовывать войска, больш. трудоспособность и горяч. ревность к воен. делу. В 1813 г. ему б. поручено блокировать Модлин. Не имея достаточных средств для осады, П. подготовил сдачу крепости посредством подкупа, но перемирие помешало этому. Осенью П. со своей дивизией участвовал в бою под Дрезденом, Лейпцигом и в блокаде Гамбурга. За отличие под Лейпцигом П. б. произведен в г.-л., a в янв. 1814 г. назн. нач-ком 2-ой грен. дивизии. С этой д-зией П. сражался при Арсис сюр-Об и под Парижем, по взятии к-рого имп. Александр I представил П. вел. кн. Николаю Павловичу, как "одного из лучших ген-лов армии". С этого времени и началась тесная близость будущего Имп-ра с П. В 1815 г. П. участвовал в походе во Францию, в составе грен. к-са, к-рым командовал Ермолов. Служебн. успехи породили в П. избыток самомнения, он держал себя самост-но; отношения его с Толем, игравшим больш. роль при Кутузове в 1812 г., и прежде недружелюбные, стали враждебными; плохими стали и отношения с Ермоловым. При обратн. походе через Германию П. б. объявлен Высоч. выговор в приказе. Огорченный им, П. хотел было выйти в отставку. Оставшись на службе, он не поддался аракчеевщине, водворившейся в армии с наст-нием мира. "Я требовал, — пишет П. в своих записках, — строгой дисц-ны и службы, я не потакал беспорядкам и распутству, но я не дозволял акробатства с носками и коленками солдат, я сильно преследовал жестокость и самоуправство, a хороших храбрых оф-ров я оберегал".



И. Ф. Паскевич в 1812 г.

В 1816 г. П. было Высоч. повелено расследовать весьма сложное дело о беспорядках, произведенных удельными кр-нами Смоленск. губ. Липецк. у. П. усердно, с терпением и с иск-вом, произвел расслед-ние и принял сторону кр-н, хотя в те времена политич. подозрит-сти это б. не безопасно. Своим чувством справедл-сти и верн. пониманием истин. достоинства власти он одержал верх над заблуждениями губ-ра и мин-ра. В 1817 г. П. б. назн. нач-ком 2-ой гв. пех. д-зии, но командовать ею ему не пришлось, т. к. он б. избран имп-цею Мариею Феодоровною руков-лем путешествия вел. кн. Михаила Павловича по России и за границей (см. Михаил Павлович). При вел. князе он состоял до 1821 г., когда б. назн. нач-ком 1-ой гв. пех. д-зии, в к-рой бр-дами командовали вел. князья Николай и Михаил Павловичи; вот почему впоследствии Николай Павлович, уже будучи гос-рем, называл П. "отцом-ком-ром". В 1824 г., после наводнения в Спб., П. б. назн. ген.-губ-ром Выборгск. стороны и проявил большую заботл-сть о бедных (даровая столовая, даров. раздача дров и т. п.). В фвр. 1825 г. П. б. пожалован в ген.-ад-ты к Е. И. В. и затем назн. ком-ром I пех. к-са. В 1826 г., как и все г.-ад-ты, он б. вызван в Спб. для участия в суде над декабристами, a затем послан на Кавказ для команд-ния войсками в войне с Персией. Он д. б. действовать по воен. и по гражд. части совместно с Ермоловым (см. это); но т. к. имп. Николай не доверял последнему еще в бытность вел. князем, то снабдил П. секретн. указом заместить Ермолова, если П. найдет это нужным. Перед началом сражения под Елисаветполем (см. это), когда прот-ки построились в виду один другого, к П., производившему разведку, подъехали два полков. ком-ра, подполк. Греков и гр. Симонич, и доложили: "Наши войска весомненно окажут чудеса храбрости при атаке, но мы предупреждаем ваше пр-во, что солдаты наши не привыкли к обороне". Оценив этот совет, П. атаковал Аббас-Мирзу и разбил его наголову. Это была первая победа в царст-ние имп. Николая I, за к-рую П., произв-ный пред тем в ген. от инф., б. награжд. украшенной алмазами шпагой с надп.: "За поражение персиян при Елисаветполе". Т. к. отношения с Ермоловым стали враждебными, то П. просил об отозвании его обратно в Россию. Кончилось, однако, тем, что Ермолов б. уволен в отставку, a П. 28 мрт. 1827 г. вступил в упр-ние Кавказск. краем и кампанию 1827 г. вел впервые самост-но, хотя и по плану, составленному Ермоловым и Дибичем. В сущности борьба была не столько с непр-лем, сколько с природой (жара) и условиями администр-ными; гл. обр. затруднения заключались в довольствии войск, к-рое производилось по плану П. Расчитывая только на подвозы, он не принял мер к использ-нию местн. средств, отчего явилась чувствит-сть к своим сообщениям. A т. к. тыл оказался устроенным не особенно удачно, то первое движение П. к кр-сти Аббас-Абад, по существу бесцельное, б. скомпрометировано набегом Аббас-Мирзы. Кап-ция Аббас-Абада 1 июля предоставила лишь 500 четвертей хлеба. Только после взятия в тылу Сардар-Абада 19 снт., где б. захвачено 14 т. четв. хлеба, П. посчастливилось овладеть Эриванью, за что он б. награжд. орд. св. Георг. 2 ст. Падение Эривани успокоило волнение в Закавказье, подготовленное персидск. эмиссарами, и сильно повлияло на окончание войны; за Туркманчайск. мир П. б. награжд. графск. достоинством, с наим-нием "Эриванский", и миллионом руб. из контрибуции. Непосред-но за окончанием Персидск. войны П. пришлось вестя Турецкую (см. Русско-турец. война 1828—29 гг.). Она велась по плану самого П. быстро, смело и решит-но. При штурме Карса 23 июня (см. это) он послал записку к-данту: "Пощада невинным, смерть непокорным, час времени на размышление" — и г-зон положил оружие. Взяв затем Ахалкалаки и Ахалцых (см. эти слова), П. перешел Саганлугск. хребет, 19 июня 1829 г. одержал победу при Каин-лы, 20-го — при Милидюзе, a 27-го занял Эрзерум (см. это). Наградою послужил орд. св. Георг. 1 ст.; 27 снт. последовала победа при Байбурте (см. это), но еще ранее, 23 снт., при заключении Адрианопольск. мира, П. б. пожалован чином ген.-фельдм-ла. Как по резул-там, так и по замыслу перехода через Саганлуг, война 1828—29 гг. составляет лучшее из воен. предприятий П.; все победы одержаны им с мал. силами против превосходн. сил прот-ка. Что касается упр-ния Кавказом, то деят-сть П. резко отличается от деят-сти Ермолова, хорошо знавшего край и обладавшего счастлив. сочетанием талантов админ-ра и ген-ла, при умении выбирать людей. П. не обладал ни умом, ни талантами Ермоловскими, a доверием своим дарил лиц, часто не заслуживших этого. Хотя он и критиковал Ермолова, говоря: "Жестокость в частности умножала ненависть и возбуждала к мщению", однако при нем б. упущено принятие мер против развития мюридизма в Дагестане и возмущения Кази-муллы. Оправданием ему отчасти м. служит то, что П. из своего 4-лет-н. пребывания на Кавказе только 1,5 г. мог посвятить делу упр-ния им; все остальн. время занято б. войнами и дипломатич. сношениями. Впрочем, пребыва ние П. на Кавказе во многом оставило благотвор. след. Он привел к верноподданству Грузию и население заалазанской долины, заложил кр-сти Александрополь (Гумры) и Нов. Закаталы, имевшие важн. значение, и старался поднять производит-сть края, промышл-сть и торговлю, для чего учреждал ярмарки, образовывал коммерч. товарищ-ва, привлекал капиталы и т. д. В политике он проявлял незаурядн. проницат-сть и глубок. сознание достоинства рус. имени. Он дал толчок воен. истории, приказав составить (и сам проредактировав) описание веденных им кампаний, в к-рые д. б. входить также части статистическая, дипломатическая и продовол-ная. В начале апр. 1831 г. П. б. вызван в Спб. имп. Николай I хотел послать его в Польшу на смену Дибича, к-рым б. недоволен. 29 мая Дибич скончался, и 14 июня П. прибыл в армию. Несмотря на давния враждеб. отношения с Толем, П. оставил его нач-ком штаба армии, но не доверял ему и старался вникать во все сам. Собственно говоря, предшествовавшие, хотя и нерешит-ные, действия Дибича привели польский мятеж почти к концу, оставалось нанести послед. удар. П., как обык-но пишут историки этой войны, "суждено б. пожать лавры Дибича". Однако, сопр-ление поляков было еще сильно, и штурм Варшавы не легок. 26 авг., во 2-й день штурма, П. б. контужен ядром в лев. руку и передал команд-ние Толю, но уже в 5 ч. пополудни П. снова начал сам распоряжаться. За взятие Варшавы П. получил титул светл. князя Варшавского. Гос-рь б. чрезвычайно доволен усмирением польск. мятежа и в знак особой своей милости произвел в прап-ки малолетн. сына П. Однако надлежит признать, что, дорожа пуще всего своею славою и авторитетом, П. действовал в эту кампанию слишком осторожно и нерешит-но, руководствуясь принципом "держать войска сосредоточенными, но не с целью наносить решит. удары прот-ку, a для того только, чтобы, будучи готовым отразить всякую случайность, предоставить дело собствен. течению". Назначенный затем наместником Царства Польского, П. энергично принялся за дело упр-ния краем. Проявляя замечат. работоспособность, он вникал во все отрасли упр-ния, a его пом-ки, чины админ-ции, были только пассивн. исполнителями его предначертаний. Хотя при П. заговоры и попытки к восстанию не прекращались, но все они выражались ничтожн. вспышками и подавлялись при самом начале. Наиболее важн. попытка, организованная Мирославским (см. это) в 1846 г., вылилась в неск. разбойнич. нападений. М. пр., некий эмигрант гр. Адам Гуровский приглашал самого П. стать во главе восстания, восстановить Польшу и отложиться от России. В программах заговоров всегда стояло покушение на жизнь П. В 1833 г. имп. Николай I пожаловал П. свой портрет, осыпанный брилл-тами, для ношения на груди; в 1835 г. П. б. назн. шефом Орловск. п., к-рый стал называться его именем и считает его своим шефом до наст. времени, в 1836 г. ему б. подарен Гомельский замок с садом и неск-ми домами в Гомеле, a в 1839 г. он б. назначен инсп-ром всей пехоты. Когда в 1848 г. венгры начали борьбу с австр. прав-ством, и последнее оказалось в самом отчаян. псложении (см. Венгерская война 1848—49 гг.), в Варшаву прибыл 24 апр. 1849 г. австр. фельдм.-лейт. гр. Кабога и, став на колена и поцеловав руку П., co слезами умолял его "спасти Австрию". П. предложил имп. Николаю I, пользуясь обстоят-вами, занять Галицию и Буковину, что было излюбленной и заветной мыслью П., всегда считавшего Галицию рус. землею, но предложение П. исполнено не было, и он д. б., без всякой выгоды для России, двинуться против венгров. Одержав победы при Вайцене и Дебречине (см. эти слова), П. в 8 нед. покончил войну. Награда П. за успешн. окончание войны 1849 г. б. необык-на. В рескрипте 4 авг. б. сказано: "Во изъявление моей душевной и искрен. признат-сти за столь незабвен. заслуги ваши, Я повелел, чтобы все Росс. войска и в местах Моего пребывания — отдавали вам ту же самую почесть, к-рая по уставу определена только Мне". Австр. имп-р наградил П. орд. Св. Стефана и больш. крестом орд. Марии-Терезии — высш. награда за воен. заслуги. Однако, историки сильно упрекают П. за медл-сть и нерешит-сть действий его в Венгер. кампанию и приходят к заключению, что здесь он обнаружил недостаток дарования выдающегося полк-дца. Если в польскую кампанию его пугали прекрасно обученные войска прот-ка (однако, почти уничтоженные еще при Дибиче), то, казалось бы, венгер. ополчения, имевшие дело с двумя регулярн. армиями, не могли воспрепятствовать решит-сти; гос-рь одно время также был недоволен медл-стью действий П., a среди окружавших Николая Павловича лиц настолько б. распространено мнение о бездействии П., что неск. влият. личностей, с гр. Нессельроде во главе, домогались его замены гр. Воронцовым. Однако привяз-сть гос-ря к П. превозмогла, и он писал ему: "Я могу ошибаться и слишком верю и уважаю твое мнение, чтобы с тобою спорить или препятствовать действовать по твоему убеждению; ты — варшавский герой, a я твой старый бригадн. ком-р на парадной площади". Признавая избыток осторож-ти в действиях П., следует сказать, что дело заключалось не в том, чтобы разбить прот-ка в сражении, но чтобы принудить к нему, для чего П. и старался окружить венгров "железным кольцом"; такое объяснение дает смысл выражению П. в письме к гос-рю после Дебречина: "Гергей знает войну и его можно уничтожить, только маневрируя, a не сражаясь". В 1850 г., по случаю 50-лет. юбилея службы, П. б. пожалована государем особая брил. надпись на фельдмарш. жезле, a король прусский и имп-р австр. возвели его в фельдмаршалы своих войск. Во время Вост. войны (см. это) южн. армией на Дунае командовал кн. Горчаков, бывший нач-к штаба П. В 1853 г. действия в Валахии б. неудачны. В 1854 г. б. решено действовать активно. 11 мрт. Горчаков перешел Дунай и двинулся для осады Силистрии. Австрия своим двусмысл. поведением готовилась "удивить мир черной неблагодарностью". Пришлось против нее выставить запад. армию. П. б. назн. гл-щим южной и запад. армиями для обединения их действий. Голос его пользовался еще авторитетом, но фельдм-лу было уже 72 г., он выказывал все признаки дряхлости, энергия его угасла, он расшатался и физически. Смелый план кампании 1854 г. имп. Николая I (переход через Балканы) под влиянием П. б. существенно изменен в более осторожный, в основание к-рого легло занятие кр-стей в низовьях Дуная. Опасения за тыл со стороны Австрии только внешн. образом оправдывали план П.; за этой ширмой он искусна скрывал свою боязнь потерять в новой войне свою старую славу. Уже 12 мрт. 1854 г. от него прибыл курьер к кн. Горчакову с приказом не переходить Дунай, a если перешли, то не двигаться дальше Мачина, выводить войска из М. Валахии и приступить к вывозу больных и раненых в ю.-зап. Россию. Это было началом нового, еще более нерешит. плана П., по к-рому рус. войска д. б. очистить Дунайск. княж-ва. Но гос-рь решит-но отклонил эту мысль. 5 апр. П. вступил в команд-ние южн. армией, но долго еще не решался приступить к каким-либо наступат. действиям. Только 8 мая начались осадн. работы против Силистрии. П. К. Меньков (см. это), скорее расположенный к П., чем враждебный, так описывает его под Силистрией: "22 мая фельдм-л проезжал по линии фронта боев. порядка. Ядро, пущенное из Абдул-Меджида, ударилось в землю, осыпав песком кн. Варшавского. Лошадь сделала скачок, — фельдм-л пересел на друг. коня и подъехал к лев. флангу. Здесь все слезли с лошадей. Кн. Варшавский, разлегшись на бурке, весьма отлично приступил к завтраку, по мере принятия к-рого начала чувствоваться боль от контузии. К концу завтрака боль уже была столь сильна, что фельдмаршал "не мог" сесть верхом, a б. положен на дрожки и отвезен в лагерь". Когда П. уехал лечиться от контузии в Яссы, осада Силистрии двинулась энергично, но в июне, по приказанию П., осада б. снята, русские перешли на лев. бер. Дуная и приступили к очищению княж-в. Союзники же Турции, прибывшие к Константинополю, Варне и Бальчику, совершенно успокоились за судьбу Турции и свободно направились в Крым. Тогда и Австрия, заняв оставленные русскими княж-ва, заговорила о том, как должна вести себя Германия в борьбе Европы с Россией. Из Ясс П. уехал в Гомель и здесь сконч. в 1856 г. П. похоронен в с. Ивановском (бывшем Демблине, близ Ивангорода), пожалованном П. в 1840 г. В 1870 г. ему открыт памятник в Варшаве, в Краковском предместье. Характерные черты П., как полк-дца, следующие: в обстановку он вникал мало и недостаточно с ней сообразовывался (поход к Варшаве в 1831 г.); решит-сть проявлял редко и, напротив, часто высказывал избыток осторож-ти; хотя в тактике и стратегии взгляды его б. здравы, но действия не отличались блеском, ничего самост-ного, все заурядно; администр. талант, в смысле снабжения продов-вием армии, отвечал лишь более простому случаю пассивных, медлен. действий; как воен. педагог, учитель войск, он понимал весь вред установившегося педантизма и акробатства, но, не желая противоречить Александру I и Николаю I и даже Вел. Князьям, ничего не сделал для введения более разумн. системы, подготовляющей войска к войне. В общем, его нельзя считать даровит. полк-дцем, внесшим что-либо плодотворное в воен. иск-тво. (Кн. Щербатов, Ген.-фельдм. кн. П., Спб., 1888—99; В. Перцов, Жизнеописание кн. Варшавского гр. И. Ф. П.-Эриванского по официал. документам, Варшава, 1870; Записки П. К. Менькова, Спб., 1898; Ген.-квартирм-р К. Ф. Толь в Отеч. войну, Спб., 1912; Ив. Г-в, Знаменитые черты из жизни и воен. подвиги фельдм. гр. Ив. Фед. П.-Эриванского и храбрых его сподвижников, М., 1831—33; Н. К. Шильдер, Фельдм-л П. в Крымск. войну, "Рус. Стар." 1875 г.; А. Верже, Кн. П. в царстве Польск. в 1846 г., "Рус. Ст." 1885 г.; Переписка П. с имп. Николаем I, "Рус. Ст." 1872, 1880, 1881, 1884 и 1896 гг.; Переписка П. с имп. Александром II 1855 г., "Рус. Ст." 1881 г.; Из записок кн. П. до авг. 1826 г., "Рус. Арх." 1889 г.; J. Tolstoy, Essai biographique et historique sur le feld-maréchal prince de Varsovie comte Paskevitch d'Erivan, Paris, 1835).

Добавлено спустя 15 минут 4 секунды:

ПС. Если кому-то нужно что-нибудь их Военной энциклопедии дореволюционного издания -пишите.
Она до слова "Порт-Артур". Дальше наступила революция....
Благими намерениями вымощена дорога к AD
(c)
Старший сержант запаса.
 
Доступ закрыт.
  • Вам запрещено отвечать в темах данного форума.