Лагерь русской смерти Талергоф 1914–1917.

2012-09-04T07:54:06+03:00 2012-09-04T07:54:06+03:00
0
Горожане
Местный
4.9.1914. – В Талергофе (Австро-Венгрия) открыт первый в Европе концентрационный лагерь с целью геноцида местного русского населения.

Первый в Европе концентрационный лагерь массового уничтожения людей был создан в "лоскутной империи" Австро-Венгрии в окрестностях австрийского городка Грац и существовал с 4 сентября 1914 по 10 мая 1917 года. Днем раньше, 3 сентября, подобный концлагерь несколько меньшего размера был создан властями Австро-Венгрии в крепостных фортах Терезина на севере Чехии (но Талергоф более "прославился", поэтому дату связываем с ним). Были и многие другие подобные места экзекуций.

В этих концлагерях истреблялось русское население Галицкой, Карпатской и Буковинской Руси (русины) – "интернированное" в начале Міровой войны как симпатизирующее России. В общей сложности от голода, болезней и расстрелов погибло около 70 тыс. человек, а более 100 тыс. стали беженцами.

Этот геноцид русских в "цивилизованной" Австро-Венгрии долгое время замалчивался, ибо не вписывался в благостную картину венского вальса. Другая причина замалчивания: рьяное участие в этом геноциде наших братьев-предателей – "украинских самостийников". Их нашлось тогда мало, но в опоре на австрийские штыки совместно с жидами, ненавидевшими православную Россию, ими был устроен первый Русский Холокост ХХ века.

Австрийские карательные отряды окружали русские "изменнические" селения и хватали прежде всего русскую интеллигенцию, духовенство, избивая и убивая и тех, кто пытался их защищать. Аресты шли по спискам, заранее заготовленным евреями и самостийниками (часто эти качества сочетались в одних и тех же русоненавистниках).

Нужно сказать, что еще до войны национальные чувства Русского народа в Австро-Венгрии вызвали тревогу у властей: вместо послушной многовековой денационализации, которая была уготована всем славянам габсбургской "лоскутной" империи, сербы на юго-западе, а русские – на северо-востоке поднялись на защиту своей национальной истории. А причина тому была вполне понятная.

После так называемого "раздела Польши" в 1772 г., присоединения Галичины к Австрии и неудавшихся польских восстаний в России (1830 и 1863) и в Австрии (1848) с целью восстановления польского государства, польская шляхта Галичины, состоявшая из крупных помещиков, заявила о своем верноподданичестве Австро-Венгрии и в награду сохранила полную власть над всей русской Галичиной (находившейся с XIV в. под польским гнетом). Как и в старой Польше, поляки с их иезуитским духовенством продолжали полонизировать и окатоличивать коренное русское население, прибегая к услугам еврейских приказчиков и арендаторов.

По их внушению, австрийские власти неоднократно пытались уничтожить слово "русский", которым с незапамятных времен называло себя население Галичины, придумывая для него разные другие названия. Официально слово "русский" в Австро-Венгрии принудительно предписывалось писать с одним "с", чтобы не было похоже на правильное написание с двумя "с", как в России. В 1860-х гг. вообще пытались уничтожить кириллицу и ввести вместо нее для русского населения латинскую азбуку. Но бурные протесты и чуть ли не восстание русского населения устрашили венское правительство и заставили отказаться от этого.

Дух ненависти к России поляки, евреи и австрийские власти постоянно старались насаждать среди русского населения Галичины, выискивая среди ее интеллигенции и наделяя теплыми местечками тех, которые согласны были ненавидеть "москалей" и помогать душить тех, кто ратовал за Русь и Православие.

Не сидел сложа руки и Ватикан, уничтожая пророссийское духовенство. Православные богослужения разгоняются жандармами, православные священники арестовываются, и им предъявляется обвинение в государственной измене. Клевета о "царских рублях" не сходит со страниц украинофильской и австрийской печати. Во главе русской униатской церкви поставили молодого поляка – графа Шептицкого в сане митрополита. Мечтая стать униатским патриархом "Великой Украины от Кавказа до Карпат" после разгрома России и перевода всех русских Южной Руси в унию, Шептицкий был готов сотрудничать с любыми врагами России. В 1915 г. во время обыска русской разведкой его палаты во Львове была найдена копия его циничной записки кайзеру Вильгельму II о насаждении "украинского движения" в России (позже те же планы он излагал Гитлеру).

Особенное сопротивление антирусской политике всегда оказывало патриархальное крестьянство. Потому в 1870-е гг. поляки решили насильно прививать идеи национального сепаратизма и галицко-русскому крестьянству, учредив для него во Львове с помощью вышеупомянутых интеллгентов-коллаборантов общество "Просвiта", которое стало издавать популярные книжечки сепаратистско-русофобского содержания. Стали разгонять русские народные празднества, уничтожать народное имущество (народные дома, памятники), участились убийства русских активистов.

В 1890 году два подкупленных русских депутата галицкого сейма – Ю. Романчук и А. Вахнянин (бывшие русские патриоты) – объявили от имени русского населения Галичины, что народ, населяющий ее, – не русский, а особый, "украинский". Началась чистка русской интеллигенции и системы русского образования, вводиться новое "украинское" правописание и грамматика. По всей Галичине в школах вводится литература об угнетении украинцев "москалями". Некоему Михаилу Грушевскому поручают сочинить соответствующую историю "Украины" и никогда не существовавшего "украинского народа", для чего учреждают во Львовском университете кафедру "украинской истории".

Русские галичане в противовес "Просвiте" создали "Общество имени Михаила Каченовского". Русская студенческая молодежь выступила с открытым движением сопротивления "Новый курс". В ответ на украинизацию деревни, студенты стали учить литературному языку и крестьян. На сельских торжествах парни и девушки декламировали стихотворения не только своих галицких поэтов, но и Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Майкова и др. По деревням ставили памятники Пушкину. Выходили ежедневная газета "Прикарпатская Русь" на литературном языке и популярный еженедельник "Голос Народа". В течение года движение "Новый Курс" охватило почти всю галицко-русскую интеллигенцию и крестьянство и господствовало повсеместно. Литературный язык употреблялся теперь не только в печати, но и открыто сделался разговорным языком галицко-русской интеллигенции.

Для противодействия польской и австро-венгерской ставке на поощрение "украинского" сепаратизма, в Галиции возникла Русская партия, провозгласившая в 1899 г. следующую программу:

«Русская народная партия в Галичине исповедует, на основании науки, действительности и глубокого убеждения, национальное и культурное единство всего Русского народа и потому признает своими плоды тысячелетнего национального и культурного труда, ...только на [этой] культурно-исторической почве лежат пути к развитию и возвышению Галичской Руси. Принимая во внимание принадлежность русского населения Галичины к малорусской ветви Русского народа, а также и местные условия, русская народная партия признает необходимым и целесообразным просвещать свой народ на его собственном галичско-русском наречии, не отказываясь, однако, от помощи, какую русскому народу в Австрии может принести и действительно приносят обще-русский язык и обще-русская литература, представляющие национальное и культурное выражение всего Русского народа» (Е. де Витте. "Путевые впечатления", Киев. 1904, с. 192-193).

Член Государственной думы, граф В.А. Бобринский, возвращаясь со Славянского Съезда в Праге (июнь 1908) через Галичину с галицкими делегатами этого съезда, на котором он с ними познакомился, и присутствуя на одном из таких крестьянских торжеств в деревне, расплакался, говоря: «Я не знал, что за границей России существует настоящая Святая Русь, живущая в неописуемом угнетении, тут же, под боком своей сестры Великой России».

В Россию Бобринский поднял шум о положении дел в Галичине. Но у русских чиновников он не имел успеха, а либеральная и левая пресса тоже не поддержала его только потому, что он был в Думе правый, и отнеслась к его призывам враждебно, считая русских галичан "националистами, ретроградами", а украинофилов — "либералами, прогрессистами". Не находя нигде на верхах поддержки, граф Бобринский сам организовал с помощью разбирающихся в галицких делах русских людей в Петербурге и Киеве "Галицко-русские общества", которые начали собирать средства на помощь Прикарпатской Руси. Это были первые рубли, которые Галичина стала получать от своих братьев в России. Но средства эти были скудны, и все они шли на помощь по содержанию гимназических общежитий, в которые принимались талантливые мальчики бедных крестьян на полное содержание.

Борьба русских с "украинофилами" усиливалась из года в год и продолжалась под австрийским государственным террором вплоть до Міровой войны германского міра со славянским, к чему Германию и Австро-Венгрию давно толкала міровая закулиса, для чего и насаждался ею украинский сепаратизм и ненависть к России во всей Европе. Россия очнулась и открыла глаза на происходящее в Червонной Руси только накануне войны, когда во Львове начался нашумевший на всю Европу чудовищный процесс о "государственной измене" и "шпионаже" против двух галицко-русских интеллигентов (Бендасюка и Колдры) и двух православных священников (Сандовича и Гудимы). На этот процесс из России неожиданно явились пять депутатов Государственной Думы от разных партий и, войдя в зал, публично во время заседания суда поклонились до земли сидящим на скамьях подсудимых со словами: «Целуем ваши вериги!». Подсудимые были оправданы присяжными заседателями.

Вот этих русских людей, отчаянно защищавших свою русскую национальность, австрийские власти, воспользовавшись войной, и стали арестовывать и уничтожать в Талергофе и Терезине – это было кульминацией антирусской политики указанных выше польско-еврейско-австрийских сил. В отместку за свои неудачи на русском фронте отступающие австрийские войска убивали и вешали по деревням тысячи русских галицких крестьян, на которых доносили жиды и "украинофилы", за то, что те считают себя русскими. Галицкая Русь поросла тысячами виселиц, на которых мученически погибали русские люди только за то, что они не хотели переменить свое тысячелетнее название.

Эти зверства и мучения – с иллюстрациями, документами и точными описаниями – увековечены основанным после войны Талергофским Комитетом во Львове, издавшим их в нескольких томах. Правда об этих концлагерях – страшное свидетельство о том, что "украинское самостийничество" самоутверждалось путем кровавого уничтожения своих единоплеменников, не хотевших предавать свою русскость. Приговор самостийникам точно выразил один из талергофских узников, Н. Марко: «Жутко и больно вспоминать о том тяжелом периоде близкой еще истории нашего народа, когда родной брат, вышедший из одних бытовых и этнографических условий, без содрогания души становился не только всецело на стороне физических мучителей своего народа, но даже больше – требовал этих мучений, настаивал на них. Прикарпатские "украинцы" были одними из главных виновников нашей народной мартирологии» (Талергофский альманах, Львов, 1924). (Дм.Скворцов, Одесса).

Использован материал:
И. Терех. "Украинизация Галичины" ("Свободное слово Карпатской Руси", 1960, №№ 9-10).
Глеб Соколович. "Терновый венец". Ужгород. 1923.
Василий Ваврик. "Терезин и Талергоф" (Львов, 1928).

Постоянный адрес данной страницы: http://www.rusidea.org/?a=25090405
 
Доступ закрыт.
  • Вам запрещено отвечать в темах данного форума.