Две жизни Николая Тарасова

2010-05-29T18:11:57+03:00 2010-05-29T18:11:57+03:00
0
AD
Горожане
+ 180
Великий Гуру
Рассказ Алексея Ивакина.
ДВЕ СУДЬБЫ ПОДПОЛКОВНИКА ТАРАСОВА

Одна из самых загадочных фигур в истории Демянской операции - подполковник Николай Тарасов, командир Первой маневренной воздушно-десантной бригады.
Его судьба и типична для поколения командиров РККА, и весьма нестандартна.
Действительно... В пятнадцать лет вступить добровольцем в армию Колчака, а в семнадцать - в пехотное училище РККА. Быть сыном священника - и спокойно служить до тридцать восьмого года, миновав недоброй памяти операцию "Весна" начала тридцатых, когда под руководством Тухачевского из армии изгонялись военспецы - бывшие царские и белогвардейские офицеры.
Будучи женатым на дочери немецкого золотопромышленника Любови Кёллер - Тарасов принимает командование воздушно-десантной бригадой, брошенной в тыл врага.
Впрочем, Тарасов ввел немцев в заблуждение - отцом Любови Келлер был граф, бывший драгунский полковник, награжденный когда-то Николаем Вторым за третье место в конкуре серебрянной... стопкой!
А почему же Тарасов скрыл этот факт?
Да потому что его тесть, граф Келлер - принял сторону большевиков. В смутное время Гражданской войны в России семью графа Владимира Ивановича Келлера было принято называть не иначе как "красной" или "комиссарской". Хотя тот был всего лишь военспецом на должности начдива. В большевистской партии не состоял. Просто честно выполнял свой офицерский долг, как понимал его, служа советской власти. Конкретно, на Восточном и Южном фронтах. Ещё раз ранен. Потом контужен. Назначения, правда, обходили его стороной. Командовал отдельным отрядом, дивизионом, полком. Преподавал. Наконец, получил должность начдива.
Это произошло в самый разгар молниеносной и бескровной операции по ликвидации одного из крупных антисоветских военных мятежей белоказаков на Южном Урале в 1920 г. Случилось это во время польской кампании: на другой стороне России, под далёким Оренбургом целая дивизия РККА с несколькими броневиками, орудиями и даже аэропланом вдруг восстала ... и устремилась во главе с комдивом на соединение с двумя полками уральских белоказаков. Курсантов Уфы, Казани, Оренбурга, несколько мелких частей срочно соединили в отдельный сводный отряд под командованием военспеца Келлера - необходимо было предотвратить опасность возникновения нового фронта.
Владимир Николаевич применил новую тактику боя: пошёл на известный риск, внезапно атаковав перед самым рассветом повстанцев, засевших на хуторах, с ходу и с нескольких сторон малочисленными группами конницы без поддержки пехоты, остальные курсанты на телегах и тачанках блокировали местность.
Повстанцы не ожидали такого дерзкого налёта и большей частью сдались, раскаялись и... были присоединены к отряду курсантов. В другом бою бывший царский полковник, умело маневрируя уже превосходящими силами, полностью разгромил подошедшие части белоказаков...
Новая власть и новые товарищи его как будто ценили. Вот один из документов того времени:
"Выписка из приказа 3
Оренбургской Кавалерийской Школы
19 июня 1921 г. Љ41
П.3.
Сегодня отбывает к месту нового служения бывший командир дивизиона и заведующий строевым обучением вверенной мне школы тов. Владимир Иванович Келлер. Расставаясь с Владимиром Ивановичем, я считаю своим нравственным долгом отметить ту громадную работу, которая была произведена им. О боевой деятельности Владимира Ивановича говорить не приходится, она проходила у всех на виду. Получением почётной Революционной награды, Красного Штандарта, мы в большей мере обязаны ему, как достойному руководителю и начальнику лихих Борисоглебцев, работавших с ним на подавлении Сапожкова...
Подлинный подписали:
Начальник курсов Окунев
Комиссар Григорьев"

За операцию по ликвидации крупного мятежа Сапожкова на Южном Урале бывший царский полковник, забывший о своём графском титуле, из рук самого Михаила Фрунзе получил Орден Боевого Красного Знамени, о чём имеется соответствующий правительственный документ. Это случилось четыре года спустя. Приведём текст постановления полностью:
"Российская Социалистическая
Федеративная Советская Республика
Революционный Военный Совет Республики
По уполномочию Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов Рабочих, Крестьянских, Казачьих и Красноармейских Депутатов Революционный Военный Совет Республики постановил воина Рабоче-Крестьянской Красной Армии б. завед. строев. обучением 3 Оренбургских кавкурсов - КЕЛЛЕРА Владимира Ивановича за отличие в бою против врагов Социалистического Отечества в июле, августе 1920 года у д.д. Семёновки и Талкудук наградить знаком ордена "Красное Знамя" - символом мировой социалистической революции.
Знак ордена "Красное знамя" носится на груди.
В удостоверение изложенного и выдана настоящая грамота.
Заместитель Председателя
Революционного Военного Совета Республики
М.Фрунзе
Љ 2225
19 августа 1924 года.
г. Москва
Через год, весной 1925-го, героический начдив заболел воспалением лёгких и скоропостижно скончался.
А одна из его дочерей - Любовь - в 1929 году вышла замуж за тогда еще совсем молодого лейтенанта Николая Тарасова - основного героя нашей статьи.
Дабы более не возвращаться к семейной жизни Николая Ефимовича, отметим, что Любовь Владимировна скончалась в 1994 году. А его дочь - в 2004. К сожалению, Ирина Николаевна не оставила после себя потомков.
Героический род прервался.
Тем не менее, на допросе пленный подполковник показывает, что его жена и дочь были расстреляны НКВД . Для чего он это делает? Для того, чтобы выставить себя жертвой сталинизма или?
А ведь он действительно был жертвой репрессий...
Как подполковник Тарасов показал на допросе, он был, будучи еще капитаном, арестован в 1937 году по делу "заговора Тухачевского". Дело в том, что его непосредственный начальник - полковник Горбачев - работал в военной миссии в Германии под руководством комкора Витовта Путны. Путна был арестован по делу маршала Тухачевского. За этим арестом последовали и следующие.
Был заговор Тухачевского или нет - этот вопрос выходит за рамки данной статьи. Необходимо лишь отметить, что борьба элит, как сейчас любят выражаться, неизбежна в любом обществе и в любое время.
Николай Ефимович попал в волну арестов. На допросе он указывает, что четыре года просидел в одиночке тюрьмы НКВД. Однако, "Книга Памяти Курганской области" утверждает:
"Тарасов Николай Ефимович
Родился в 1904 г., с. Пуктыш Чумлякского р-на; русский; чл. ВКП(б).; военнослужащий..
Арестован 25 октября 1937 г.
Приговорен: 6 ноября 1939 г., обв.: по обвинению в принадлежности к контрреволюционной организации.
Приговор: дело прекращено"
Как мы видим, следствие шло два (!) года. И Тарасова освобождают... в 1940 году по первой, бериевской, амнистии. До войны он работает инструктором, читает лекции, и не преследуется властями. Более того... Призывается в армию уже 24 июня 1941 года.
Чего стоит допрос, проведенный обер-лейтенантом вермахта Юргеном фон Вальдерзее.
С позиции сегодняшнего дня понятно, что Тарасов врал немцам. Врал, но с какой целью?
Какие моменты в протоколе не соответствуют истине?
Понятно, слова - "В завязавшемся там бою приставленный к Тарасову работник НКВД был убит, после того как он выстрелом в руку ранил Тарасова. Вторая пуля, выпущенная подполковником Латиповым, только задела Тарасова" - полный бред, в который могли поверить только немцы, не учитывавшие советской военной психологии. Немцы, сами того не желая, стали заложниками собственной же, геббельсовской пропаганды, в которой комиссары и "гепеушники" были мрачными властителями судеб советских воинов.
Ни особисту Гриншпуну, ни подполковнику Латыпову не была выгодна смерть Тарасова. Тем более ни генерал-майору Курочкину - командующему Северо-западным фронтом, ни начштабфронта генерал-майору Ватутину - основному планировщику десантной операции. За ее провал кто-то должен был ответить. И Тарасов должен был стать козлом отпущения на трибунале, что косвенно доказывают радиограммы за подписью комфронта:
'Выполнение задачи вы недопустимо затянули. Будете отвечать лично, Тарасов и Мачихин. 19.03.42 Курочкин'
Всем им повезло. В апреле-мае 1942 года ставке Верховного Главнокомандования было уже не до того. Вот-вот должна была начаться Харьковская наступательная операция, все еще рвалась к Любани и Мге 2 ударная армия.
Всем, кроме Тарасова...
Поверили ли немцы подполковнику?
А ведь он врал им и в другом - так подполковник Гринев, командир 204-й бригады, оказался по его словам майором. Более того - немцы отмечают что Тарасов "очень подвижен и общителен".
Николай Ефимович старается наладить общий язык с немцами? И при этом обманывает их? Ради самосохранения? Чтобы выслужиться?
Но, прежде чем пытаться выяснить судьбу подполковника Тарасова, напомним читателю тот факт, что командир 1МВДБР шел со своими бойцами до последнего. Он прошел через Демянский котел вместе со всеми - под пулями и осколками.

Вариант первый. Официальный.

Подполковник Тарасов Николай Ефимович, попал в плен восьмого апреля сорок второго года. Дальнейшая судьба неизвестна.
По крайней мере, так значится в документах.
И значится весьма странно:
"Приказ Главного Управления Кадров НКО СССР по личному составу армии. 7 февраля 1945 года. Љ 0305. г. Москва.
Статью 7 приказа ГУФ КА Љ 0195-1943 г. в отношении пропавшего безвести майора Тарасова Николая Ефимовича, командира воздушно-десантной бригады - отменить.
Майор Тарасов Николай Ефимович находится в плену с 8.4.1942 года.
СПРАВКА: вх:Љ 007283 от 20.10.1944 по секретариату начальника ГУК НКО.
Заместитель начальника Главного Управления Кадрами НКО СССР генерал-майор Богданов"
Отметим в этом приказе необычное.
Первое - Тарасов назван майором, хотя на момент проведения операции был уже подполковником.
Второе - сведения о том, что Тарасов попал в плен дошли до ГУК НКО двадцатого октября сорок четвертого года.
Третье - на этот момент Тарасов еще жив. Он "находится" в плену. Не "находился", а "находится".
Так, в октябре 1944 года он все еще жив...
И это последний официальный документ, извещающий о судьбе подполковника Тарасова. Возможно, есть и другие. Но они все еще засекречены.
А если следовать документам, то и получается, что Тарасов до октября 1944 года жив и находится в плену. А потом снова пропадает без вести. На этот раз навсегда.
Что с ним произошло?
Скорее всего, погиб в одном из концлагерей нацистской Германии.
Варианты того, что он вдруг схитрил при освобождении и взял другую фамилию - нереальны. По двум причинам - он не скрывался до октября сорок четвертого, а значит его соседи по баракам в советском фильтрационном лагере знали - кто он такой.
Вторая причина - и самая главная - и его жена, Любовь Владимировна, и его дочь - Ирина Николаевна до самой смерти жили в одиночестве...

Версия вторая. Конспирологическая.

Она основана только на косвенных доказательствах.
И весьма странных.
Итак...
При "Зондерштабе-Р" - специальном отделении для ведения борьбы с партизанским движением - были организованы специальные курсы "внутренней разведки". Занятия с курсантами проводились в помещении общежития сотрудников штаба на Хмельной улице, д. 7. Преподавателем курґсов был бывший полковник РККА Старунин И.А. (он же Зудков или Зуев). Руководил курсами Борис Алекґсеевич Смысловский - белоэмигрант и бывший офиґцер Русской Императорской армии.
Курсантам читали лекции о споґсобах установления дислокации партизанских отряґдов, их численности и вооружения, о методах подбора, заброски и внедрения агентуры. Проводились практиґческие занятия по составлению донесений, разработке легенд и заданий.
А причем тут Тарасов, спросите вы?
Среди преподавателей был и некто полковник Тарасов (он же Соболев) Николай Ефимович.
Но прежде чем рассказывать об ЭТОМ Тарасове, необходимо остановится на личности полковника Старунина.
История еще более загадочная и еще более запутанная.
Начинается она с того, что полковник А.И. Старунин (да, да - именно А.И.!) с ноября 1937 по мая 1939 года руководит первым отделом...
АГЕНТУРНОЙ РАЗВЕДКИ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ РККА!
А первый отдел отвечал не более и не менее, чем за сеть агентов по всей Западной Европе.
В разгар борьбы за власть, в разгар разгрома армии ежовским НКВД полковник А.И.Старунин и его заместитель по агентуре майор Ф.А.Феденко докладывают наркому обороны К.Е. Ворошилову: "в результате вражеского руководства в течение длительного периода времени РККА фактически осталась без разведки. Агентурная нелегальная сеть, что является основой разведки, почти вся ликвидирована ... Реальных перспектив на ее развертывание в ближайшее время нет. Итак, накануне крупнейших событий мы не имеем "ни глаз, ни ушей" В управлении есть немало людей, знающих работу, которые могли бы внести в дело развертывания агентуры новую большевистскую струю, но система, косность, трусость и ограниченность так называемых руководителей глушат здравые начинания и инициативу людей".
Через полгода полковника Старунина увольняют. И переводят преподавателем тактики в Куйбышевской военно-медицинской академии. Там он и работает до войны. А вместе с этим и пишет статьи - "Оперативная внезапность". Между прочим, эту статью до сих пор изучают в армии США. Ее упоминает доктор Jacob W. Kipp из отдела изучения иностранного военного опыта, Leavenworth, штат Канзас, США.
А в августе 1941 года полковника Старунина отправляют в действующую армию. Он становится начальником разведотдела штаба 311 дивизии. Дивизия попадает в окружение и с трудом выходит к свои в районе Чудово в августе 1941 года. Старунин один остается в живых из командования. И попадает под трибунал...
"Приговорен: , обв.: 193-17 п."а", 58-10 ч.2. Приговор..."
прежде чем оглашать приговор даем справку - что такое статья 58-10, часть 2.

Статья 58-10. Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву, ослаблению советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (ст.ст. 58-2-58-9), а равно распространение, изготовление или хранение литературы того же содержания влекут за собою лишение свободы не ниже шести месяцев.
Те же действия при массовых волнениях или с использованием религиозных или национальных предрассудков масс, или в военной обстановке, или в местностях, объявленных на военном положении, влекут за собою меры социальной защиты, указанные в ст. 58-2.
Статья 58-2. Вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях и, в частности, с целью насильственно отторгнуть от СССР и отдельной республики какую-либо часть ее территории или расторгнуть заключенные СССР с иностранными государствами договоры, влекут за собою высшую меру социальной защиты - расстрел или объявление врагом трудящихся, с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства СССР и изгнанием из пределов СССР навсегда, с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения до лишения свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества.

А вместо расстрела ему дают...
2,5 (два с половиной) месяца. Домашнего ареста!
А 27 января бывшего начальника первого отдела Разведупра назначают командиром 191 стрелковой дивизии. Правда, уже 25 февраля смещают, назначая начальником штаба этой же дивизии. И снова ставят командиром уже в апреле 1942 года.
А где эта дивизия воюет?
А воюет она в составе 2 ударной армии. Именно там полковник Старунин попадает в плен...

И через два года фамилии Тарасов и Старунин всплывают в истории "Зонденркоманды-Р"...
Но вернемся к подполковнику Тарасову-Соболеву.
Чехарда перемещений - он преподаватель школы. Затем начальник контрразведки РОА. Затем начальник контрразведки РНА - Русской Национальной армии под командованием Бориса Хольмстона-Смысловского.
Чем они отличаются - власовцы от смысловцев?
Тем что в РНА, в отличие от РОА, могли служить только те, кто когда-то служил в Белой Армии.
Это раз.
Два - РНА так и не поучаствовала в боях. Единственный момент - попадание под удар русских же штурмовиков ИЛ-2, когда РНА спешным маршем бежала в Лихтенштейн, где интернировалась в том же спешном порядке. Среди интернантов был и Тарасов-Соболев, на тот момент командир первого полка РНА.
В послевоенный период власти Лихтенштейна стали выступать этаким грозным врагом, которого побоялась Советская Армия и НКВД. Мол, "красные" не захотели ссориться с Лихтенштейном, который упорно не выдавал интернантов из РНА.
Понятно, что ни Сталин, ни Берия, ни в целом Советский Союз не испытывали ужаса перед грозной армией Лихтенштейна, состоявшей из полуроты пограничников. Да и союзники легко могли бы сдать мини-государство в обмен на спокойствие границ.
Просто РНА оказалась не нужна измученному войной Советскому Союзу. Не запятнали себя карательными акциями? Ну и живите. Так репатрианты и жили в Лихтенштейне аж до 1948 года.
Правда, когда в сие государство приехали представители СССР, часть членов РНА решились на переезд на Родину.
В фильме, снятом в 1992 году - "Ветер с Востока" - радостные реэмигранты были бессмысленно расстреляны злобными "NKVD" почему-то в Венгрии прямо в вагонах. Ну а что вы хотели от Голливуда и от "Калигулы" в роли генерала Смысловского?
Офицерский состав остается в Лихтенштейне.
А далее начинается еще интереснее.
В 1948 году в Лихтенштейн приезжает Аллен Даллес (в фильме он показан почему-то негроидом). О чем разговаривают Даллес и штаб Смысловского - неизвестно. Но после этого остатки РНА переправляются сначала в Аргентину. В 1948-1955 годах Смысловский был советником президента Перона по терроризму. В 1966-1973 годах был советником Генерального штаба Вооружённых сил ФРГ. Основал Российское военно-освободительное движение имени А.В. Суворова - "Суворовский союз".
В 1966 году вернулся в Лихтенштейн, где и умер в 1989...
А фамилии Тарасов (Соболев) и Старунин (Зудков-Зуев) больше не появляются...
За единственным моментом, который мы упустили нарочно.
В феврале 1945 года Тарасов и Старунин создают сеть из 400 агентов на территории Рейха, которые подчиняются лично им...
Куда делись эти агенты? Куда пропали Старунин и Тарасов? Были они врагами Родины или разведчиками? Если врагами - почему не были арестованы жена и дочь Тарасова? Жили себе и жили...
А если это разведчики? Тут тоже нестыковки - высококлассный диверсант, десантник Тарасов и хитроумная, спокойная контрразведка? Совершенно разнонаправленные сферы деятельности. И не слишком ли сложные операции по заброске столь сильных фигур? Рисковать бывшим начальником первого (агентурного) отдела Разведупра - будущего ГРУ...
Или это все была импровизация?
Послесловие.
Итак, кем же был подполковник Тарасов Николай Ефимович?
К сожалению, на этот вопрос мы ответить не можем, пока не открыты документы того времени.
Но одно можно сказать.
Николай Тарасов, командир Первой маневренной воздушно-десантной бригады воевал как настоящий русский солдат. Он делал все, что от него зависело. Он шел со своими бойцами от первого дня боев бригады до последнего. Он так же голодал, так же замерзал, так же был ранен. Не его вина, что он был взят в плен в день выхода остатков бригады из Демянского котла. И тем более не его вина, что бригада не выполнила всех задач - стоявших перед ней. Тремя тысячами легкой пехоты невозможно уничтожить девяносто тысяч войск противника.
Тарасову и его бойцам противостоял целый армейский корпус, в составе которого была элитная дивизия СС "Мертвая голова", командир которой - Теодор Эйке - после этих боев лег в психиатрическую клинику с диагнозом "нервное истощение". А эсэсовцы, гонявшиеся за нашими десантниками, потеряли 80% своего состава убитыми, ранеными, обморожеными и пропавшими без вести.
Тарасов и его бригада свой долг выполнили до конца. Они прошли через Демянский котел. Через смерть и кровь. Через мороз и голод. "Маленький Верден" - так называли этот ледяной ад немцы. Именно там, в снегах весны сорок второго подполковник Тарасов зарождал победу Сталинграда - там Люфтваффе потерял половину своего транспортного флота, "благодаря" нашим десантникам.
Не в характере Николая Ефимовича было предавать. И не в его же вспыльчивом характере было - работать разведчиком.
Известным остается одно. Он был еще жив в октябре 1944 года.
Вечная ему память!
Благими намерениями вымощена дорога к AD
(c)
Старший сержант запаса.
 
Доступ закрыт.
  • Вам запрещено отвечать в темах данного форума.