Банкократия. Итальянский опыт.

2010-05-08T15:20:00+03:00 2010-05-08T15:20:00+03:00
0
AD
Горожане
+ 180
Великий Гуру
Статья Михаила Талако.
Все мы слышали в школе о трех формах правления, известных с античности: монархия, аристократия и демократия, т.е. власть одного, власть группы избранных и власть народа. Если понимать эти определения достаточно широко, то они вполне покрывают все возможные варианты. Им соответствуют три патологические формы: тирания, олигархия, охлократия (власть толпы). Но потребность выделить особые и не вполне обычные формы правления привела к появлению таких не всегда официальных понятий, как теократия (власть сосредоточена в руках жрецов), диктатура и деспотия (я недостаточно квалифицирован, чтобы корректно провести различия между ними; да это и не входит сейчас в нашу задачу), плутократия (власть богачей, власть денег) и другие. К этому же ряду можно отнести и весьма специфическая форму, возникшую в Генуе. Дело в том, что с некоторого времени этот город контролировался банком. Пожалуй, логично назвать ее БАНКОКРАТИЕЙ и рассматривать отдельно от довольно неточно определенной плутократии.
Средневековая Италия была страной городов-республик, количество которых исчислялось сотнями. Непрерывные войны XIII-XIV веков привели к резкому сокращению независимых городов: крупные рыбы поглотили мелких и стали еще крупнее. Кроме того, власть во многих коммуннах захватили тираны. К XV веку на итальянской сцене остались пять основных игроков: Неаполитанское королевство, Миланское герцогство, Папское государство, Венеция и Флоренция. Две монархии, одна теократия и две республики - одна аристократическая, а другая относительно демократическая (но в реальности - олигархия эволюционирующая в монархию). В общем, полный набор в одном флаконе. Помимо этого, существовали и независимые государства поменьше калибром, такие как Мантуя, Сиена, Генуя. О последней мы и поведем речь.
Подробно анализировать историю Генуи мы не будем. Отметим лишь, что это был процветающий торговый город и порт. Его флот был одним из мощнейших в Средиземном море. В торговле генуэзцы были ближайшими соперниками венецианцев, и, хотя в целом уступали им по могуществу, твердо держали второе место в основной торговле - с Востоком. В некоторых случаях (торговля на Черном и Азовском морях) генуэзцы были первыми. Не входившая в пятерку лидеров на Аппенинском полуострове, Генуя была тем не менее великим и славным городом, силой, с которой приходилось считаться.
Формально Генуя, как и большинство итальянских городов, принадлежала Священной Римской Империи, была вассалом императора и управлялась епископом. Реально же к 1100 году это была республика, управлявшаяся консулами, избираемыми народным собранием. В XIV веке Генуя позаимствовала венецианскую модель правления и стала управляться дожем.
В 1381 закончилась Кьоджанская война Генуи и Венеции, последняя из великой серии их противостояний и последний вызов могуществу венецианцев на море. Генуя проиграла, Венеция стала хозяйкой Средиземноморья, а Генуя осталась с огромным внутренним долгом. Дело, в общем-то обычное. И решалась проблема тоже довольно стандартно: создавалось учреждение, которое ведало реструктуризацией и возвращением долга. Например, во Флоренции таким учреждением в свое время стал фонд Монте. Естественно, до следующей войны долги вернуть не успели, и Монте быстро превратился в перманентную организацию. "Облигации" Монте приносили некоторый доход, так что их можно было даже продать - хотя и по заметно более низкой цене, чем номинал. О полном возвращении долга речи давно не шло. При новых обязательных государственных займах людям порой предлагали выбор - заплати тысячу флоринов и получи соответствующий пай в Монте - или плати пятьсот, но о Монте забудь. Большинство выбирали второй вариант - все равно взятые деньги государство не возвращало.
В Генуе, однако, что-то пошло не так. То ли дело было в исторической случайности, то ли правительство оказалось честным. Поскольку государство редко ведет себя честно, если его к этому не вынуждают, можно предположить, что в составе правительства было немало людей, дававших деньги на войну, или они имели на него влияние, или оно просто побоялось вспышек недовольства. Впрочем, о мотивах и механизмах - позже. Так или иначе, республика не просто создала фонд для возврата публичного долга, а предприняла конкретные шаги к немедленной реализации своих обязательств. Дальше лучше предоставить слово Макиавелли.
"После того как Генуя помирилась с Венецией в конце знаменитой войны, происходившей между ними много лет назад, республика, будучи не в состоянии вернуть гражданам крупные денежные суммы, взятые у них взаймы, уступила им таможенные доходы и постановила, что каждый из кредиторов будет получать определенную часть от суммы таможенных сборов пропорционально той сумме, которую он дал взаймы государству, пока долг не будет погашен. А для того чтобы заимодавцы могли собираться для обсуждения своих дел, им уступили дворец, находящийся над таможней. Заимодавцы эти учредили между собой нечто вроде правления, избрали совет в составе ста человек для обсуждения всех общественных дел и комитет Восьми, который в качестве верховного органа должен был следить за исполнением решений совета. Все суммы, данные ими в долг государству, они разделили на акции, получившие название "места", а всей корпорации своей дали наименование в честь Святого Георгия. Когда было упорядочено таким образом внутреннее управление коллегии заимодавцев, а у Генуэзского государства тем временем случалась новая нужда в денежных средствах, оно стало обращаться к банку Святого Георгия за новыми займами. Он же, будучи достаточно богат и хорошо организован, мог удовлетворять эти просьбы государства. А оно, со своей стороны, отдав банку Святого Георгия таможенные доходы, стало давать ему в заклад свои земельные владения. Так дело дошло до того, что из-за потребностей республики и услуг банка Святого Георгия большая часть земель и городов, состоящих под управлением Генуи, перешла в ведение банка: он хозяйничает в них, защищает их, и каждый год посылает туда своих открыто избранных правителей, в деятельность которых государство не вмешивается. А отсюда произошло и то, что граждане, считая правительство республики тираническим, утратили к нему всякую привязанность, перенеся ее на банк Святого Георгия, где управление всеми делами ведется упорядочение и справедливо.
Оттого в Генуе так легко и происходят всевозможные перевороты, подчиняющие генуэзцев то власти одного из их же сограждан, то даже чужеземца, ибо в государстве правление все время меняется, а в банке Святого Георгия все прочно и спокойно. И вот всякий раз, что Фрегозо и Адорно оспаривали друг у друга верховную власть, граждане, поскольку речь шла о деле государственном, оставались в стороне и предоставляли победителю завладевать республикой. Единственное же вмешательство банка Святого Георгия сводилось всегда к тому, что он заставлял победителя присягнуть в том, что законы государства будут свято соблюдаться. И законы эти действительно до последнего времени не претерпевали никаких изменений, ибо, когда имеешь и оружие, и деньги, и власть, изменять законы рискованно, - это почти наверняка вызовет опасный мятеж. Вот поистине удивительный пример, которого не мог засвидетельствовать ни один философ, излагающий порядки в государстве, действительно существующем или вымышленном: на одной и той же территории, среди одного и того же населения одновременно существуют и свобода, и тирания; и уважение к законам, и растление умов; и справедливость, и произвол. Ибо лишь такой порядок и обеспечивает сохранность города, живущего по древним и весьма почтенным обычаям. И если случится, а со временем так и должно быть, что под власть банка Святого Георгия попадет вся Генуя, то эта республика окажется еще более примечательной, чем венецианская."
Банк Святого Георгия был основан в 1407 году. Разумеется, современные специалисты показали, что он не взялся из ниоткуда. На протяжении Средних Веков проблеме государственного долга в Генуе уделялось особенное внимание. Там всегда существовали группы кредиторов, который получали возврат внутреннего долга в виде отчислений с каких-то налогов. Просто они долго были автономными и интересовались больше получением своих процентов, чем фискальными мерами. Появление единого банка, который за первые пятьдесят лет существования впитал в себя все автономные группы, и приобретение таким банком контроля над всеми делами города были закономерным результатом этой тенденции.
Деятельность Банка теснейшим образом переплеталась с политикой республики. Ведущие олигархические семьи города принимали активное участие в его работе, и современные историки согласны с Макиавелли: невозможно определить, где кончалось влияние банка и начиналось влияние республики. Кстати, среди земель, принадлежащих Банку, были и крымские владения Генуи. Таманский полуостров находился под котролем семьи Гисольфи, но и они отчитывались перед банком.
Попасть в ряды вкладчиков банка (они же правители Генуи) можно было по-разному. Первые из кредиторов были принуждены государством к займам во время войн. Потом эти долги перекупались, передавались по наследству и в приданое, и т.д. Богатые граждане завещали доли в банке на благотворительность, проценты с них шли неимущим. В общем, в отличие от флорентийского Монте, рынок кипел и процветал. Государственный долг был выгодным вложением состояния, приносящим доход, дающим власть, и при этом - потрясающе стабильным. Доля в внутреннем долге котировалась по ценности наряду с недвижимостью и даже выше.
В XV веке произошло множество переворотов в коридерах власти: город попал под влияние французов, затем стал вассалом миланских герцогов Висконти, в XVI веке город прочно и надолго стал сателлитом испанской империи. В этом веке город достиг второго (после расцвета XIII века) пика процветания, ибо Испания грабила Америку, а генуэзцы наживали на этом огромные состояния. Еще Колумб направлял десятую часть доходов Банку. Фердинанд и Изабелла имели там счета и одалживали деньги, а великий испанский император Карл V большую часть своего правления был по уши в долгах у Банка. В XVII веке Банк успешно соперничал с Британской и Голландской Ост-Индскими компаниями. Со временем, однако, Генуя и ее Банк потеряли былое влияние: с развитием трансокеанской торговли город, запертый в Средиземном море, не мог больше соперничать с океаническими державами.
Но, подтверждая тезис Макиавелли о стабильности "банковской" формы правления, банк Святого Георгия жив и процветает до сих пор, претендуя на звание древнейшего банка Европы и мира. Единственно, в начале XIX века бывший правитель города переехал в другое здание, покинув знаменитый дворец Palazzo San Giorgio, из которого он руководил Генуей четыре века. Сайт банка в Интернете находится по адресу www.bancodisangiorgio.it

Источники: "История Флоренции" Макьявелли, Yoko Kamenaga Anzai "Attitudes towards public debt in medieval Genoa" Journal of Medieval History 29 (2003) 239-263, Википедия, ну и еще по мелочи.
Благими намерениями вымощена дорога к AD
(c)
Старший сержант запаса.
 
Доступ закрыт.
  • Вам запрещено отвечать в темах данного форума.