Деньги

2006-09-06T08:58:34+03:00 2006-09-10T19:50:56+03:00
0
Горожане
+ 4
Почетный
гражданин
Как вы относитесь к деньгам?
Как вы их тратите?
И что для вас деньги, средство или цель?
Даёте взаймы?
Горожане
0
Аксакал
Сугубо положительно.
Зачастую необдуманно.
Средство.
Да, как и беру.
"Если кто-то вас не переваривает, значит не сумел сожрать". :)
Горожане
+ 1
Гражданин
Отлично отношусь!!!! :up2:
А ето смотря какие деньги... если легкие (халтуры, однолразавая работа...) то прогуливаю, или на хобби ... А зарплатные на жизнь..... А вообще трачу если есть.. не жалею.... :estser:
Конечно средство....
Редко, только определенному кругу людей, (вообще не люблю давать в долг, научен жестким опытом :stupid: ) Но как я сказал определенным людям, без проблем.... если есть всегда пожалуйста.. Сам тоже ненавижу влазить в долги! Но иногда приходилось.... :law:
Деньги - это инструмент желаний :)
Горожане
0
Залетный

Цитата:Написано: Odetta
Как вы относитесь к деньгам?
Как вы их тратите?
И что для вас деньги, средство или цель?
Даёте взаймы?



очень хорошо
пытаюсь с умом но все равно не получаеться
средство
да но не всем всегда приятно когда тебе долги отдают :apl:

Цитата:Деньги
Как вы относитесь к деньгам?
Как вы их тратите?
И что для вас деньги, средство или цель?
Даёте взаймы?


1) Так как и все.
2) Хотелось бы тратить меньше
3) И средство и цель. Сейчас, наверное, больше цель.
4) Даю. Только тем, кого хорошо знаю.
Горожане
+ 13
Гастарбайтер

Цитата:Написано: Odetta
Как вы относитесь к деньгам?
Как вы их тратите?
И что для вас деньги, средство или цель?
Даёте взаймы?



1) Никак вообще. Вот нет особой реакции на них. Нет и все.
2) Я их не трачу, а если и трачу, то не задумываясь.
3) Скорее всего они могут быть средством для моих близких.
4) Нет, принципиально. Не хочу терять людей, которым занял.
НО я могу просто дать нужную сумму человеку изначально не ставя условие ее возврата. Просто отдать, забыв об этом факте. И конечно если располагаю такой свободной суммой денег.
Горожане
0
Почетный
гражданин
Пока я не начала на каникулах подрабатывать, наверно не знала (как мои родители говорят), как даются деньги..Вот теперь знаю. Хмм, как я к ним отношусь? Да никак. Всё-таки живу с родителями, голодной не оставят! Если появляются, то стараюсь сразу не тратить, а копить. Но если долгое время не нахожу им достойное применение, то трачу на ерунду.
В данный момент, деньги скорее всего для меня цель..
В долг никогда не давала. Но мне скорее проще наверно одолжить, чем самой занимать. Не люблю быть в долгу.
Горожане
+ 1
Старожил
Нормально.
По надобности и в радость.
Для меня деньги и не средство, и не цель, а элементарное дополнение ко мне, как туфли, платье и т.д. Потому что это все равно, что спросить: вода, воздух, земля для вас средство или цель?
В долг не даю. Если даю, то только к людям, к которым хорошо отношусь и ровно столько, сколько не жалко отдать навсегда. И если проходит время, а человек не отдает, то я говорю: "За царство небесное" и забываю об этой сумме.
Сама в долг не беру ни при каких условиях, только кредит в банке.
Горожане
+ 4
Почетный
гражданин
Юсуф ибн-Джафар эль-Амуди(просьба не смеяться, всё серьезно) брал плату, порой очень высокую, с тех, кто приходил поучиться у него. Однажды известный законник, побывавший у него, сказал :" Мне очень нравится твое учение, и я уверен, и я уверен что ты ведешь своих учеников по верному пути. Но ведь не принято брать деньги за занания. К тому же вам должно быть известно, что человек, берущий деньги, может быть жадным, а может и не быть.
Но человек, который не берет никакой платы, вызывает сильнейшие подозрения, заставляя думать, что он крадет у ученика его душу. Людей, которые говорят:" Я ничего не возьму", могут обвинить в том, что они собираются забрать волю своей жертвы. Идрис Шах, 1977

ещё понравилось вот это:
"...Я отбирал деньги только у тех, у кого их было достаточно и кто охотно соглашался на предлагаемые мной авантюры, целью которых было якобы околпачивание других людей, они стремились к деньгам ради самих же денег. Я же-роскоши и удовольствий, которые деньги могли бы дать. Они редко принимала в расчёт особенности человеческой природы. Они ничего не знали- и ещё меньше заботились о своих партнёрах. Если бы они проявляли больше интереса к человеческой натуре, если бы больше внимания уделяли общению со своими собратьями и меньше думали о погоне за его величеством долларом, то и сами не стали такими легкими мишенями."
Жёлтый Малыш Вейл, один из самых талантливых мошенников всех времён.

В 1910 году мистер Сэм Джизил из Чикаго продал свой складской бизнес приблизительно за 1 миллион долларов. Он освоился с положением полупенсионера, распоряжался своей недвижимостью, но в глубине души тосковал по минувшим дням, когда занимался заключением серьезных сделок. Однажды в его кабинет явился молодой человек по имени Джозеф Вейл, который хотел купить квартиру, выставленную Джизилом на продажу. Джизил дал пояснения: квартира стоит 8000 долларов, но он просит только залог в 2000 долларов. Вейл сказал, что даст ответ на следующий день. Наутро он пришел со встречным предложением — выплатить полностью 8000 долларов наличными, если Джизил сможет подождать несколько дней, пока Вейл будет готов к сделке. Хотя Джизил почти удалился от дел, все же он оставался бизнесменом и недоумевал, как Вейлу удастся добыть такую сумму наличными (на сегодня соответствующую 150 тысячам долларов) за такой короткий срок. Казалось, Вейл не хочет отвечать, он быстро переменил тему, но Джизил настаивал. Наконец, взяв обещание, что все останется в тайне, Вейл поведал следующую историю.

Дядя Вейла служил секретарем кружка финансистов-мультимиллионеров. За десять лет до этого состоятельные джентльмены приобрели по низкой цене имение с охотничьим домиком в Мичигане. Несколько лет приобретением не пользовались, поэтому было решено его продать; заняться этим поручили дядюшке Вейла. По ряду причин, и достаточно веских, дядя годами вынашивал обиду и неприязнь к миллионерам; сейчас у него появился шанс отыграться. Он решил продать недвижимость за 35 тысяч подставному лицу (найти такого человека предстояло Вейлу). Финансисты были слишком богаты, чтобы расстраиваться из-за низкой иены. Подставной покупатель мог затем перепродать имение по его истинной иене — около 155 тысяч долларов. Дядюшка, Вейл и третий человек поделили бы разницу между собой. Всё было легально, и причина так поступить имелась — дядя лишь восстанавливал справедливость по отношению к себе.

Джизил услышал достаточно — он пожелал стать подставным покупателем. Вейл отнесся к его предложению без энтузиазма, но Джизил не отступал: идея получить хороший куш и немного пощекотать нервы захватила его мгновенно. Вейл объяснил, что Джизилу пришлось бы внести 35 тысяч долларов наличными для совершения сделки. Миллионер Джизил ответил, что для него это не сложнее, чем щелкнуть пальцами. Наконец Вейл сдался, согласившись устроить встречу Джизила, дядюшки и финансистов в Гейлсбурге, штат Иллинойс.

В поезде, следующем в Гейлсбург, Джизил встретился с дядей — тот произвел на него благоприятное впечатление, и они обсудили все детали сделки. Вейл также привез своего компаньона Джорджа Гросса, крепкого мужчину с животиком. Сам он по профессии тренер по боксу, пояснил Джизилу Вейл, а Гросс — один из наиболее перспективных его боксеров. Он решил взять Гросса с собой, чтобы поддерживать того в форме перед ответственным матчем. Для многообещающего спортсмена Гросс выглядел немного странно — седина, пивное брюшко, — но Джизил был настолько увлечен предстоящей сделкой, что не обратил внимания на неспортивный облик боксера.

Прибыв в Гейлсбург, Вейл с дядей отправились на встречу с финансистами, оставив Джизила ожидать в гостиничном номере с Гроссом, который немедленно облачился в боксерский костюм. Джизил вполглаза смотрел, как Гросс начал тренировочный бой с тенью. Думая о другом, он не обратил внимания на то, как, поупражнявшись несколько минут, боксер выдохся; правда, стиль его боксирования выглядел вполне прилично. Через час появились Вейл, его дядя и финансисты — впечатляющая группа серьезных людей в солидных дорогих костюмах. Встреча прошла успешно, финансисты были согласны уступить недвижимость Джизилу, который уже перевел 35 тысяч долларов в местный банк.

Покончив с этим мелким делом, финансисты, откинувшись на спинки стульев, обсуждали дела большого бизнеса, то и дело упоминая имя Дж. П. Моргана так, будто были знакомы с ним накоротке. Наконец один из них заметил в углу номера боксера. Вейл объяснил, почему тот здесь находится. Финансист заметил, что в его окружении тоже есть боксер, и назвал его. Вейл рассмеялся и заявил, что Гросс без труда побьет того. Разговор переходил в перепалку. Страсти разгорелись, Вейл предложил пари. Финансисты приняли его с энтузиазмом и поспешили удалиться, чтобы подготовить к схватке своего спортсмена.

Как только они вышли за дверь, дядя накинулся на Вейла, не стесняясь присутствия Джизила: у них недостаточно денег, чтобы биться об заклад, и, как только это станет известно финансистам, он, дядя, будет уволен. Вейл извинился за то, что втянул его в неприятности. Однако у него был план: он хорошо знал второго боксера и рассчитывал, что за небольшую сумму тот поддастся. Но где взять деньги, чтобы сделать ставку? — не унимался дядюшка. Без них они, считай, все равно что мертвы. И тут вмешался Джизил. Не желая сорвать свою сделку из-за досадного пустяка, он предложил свои собственные 35 тысяч как часть ставки. Даже потеряв их сейчас, он не оставался внакладе, вернув свое после перепродажи имения. Дядя и племянник не знали, как благодарить. Их собственных 15 тысяч и 35 тысяч Джизила как раз хватало, чтобы сделать ставку. Вечером, когда Джизил наблюдал за тренировочным боем двух боксеров все в том же номере, его мысли занимала немалая прибыль, которую предстояло извлечь из двойного дельца — боксерского матча и продажи имения.

Бой состоялся на другой день в спортивном зале. Вейл выложил наличные, которые заперли для надежности в сейф. Всё происходило по плану, составленному в номере гостиницы. Финансисты хмурились, глядя на плохую игру своего спортсмена, и Джизил уже подсчитывал долю в выигрыше. Вдруг неожиданно боксер финансистов нанес резкий удар Гроссу в лицо, тот упал. Когда он приподнялся, все увидели струйку крови, вытекавшую у него изо рта. Он закашлялся, попытался встать, но замер, лежа на полу. Один из финансистов, в прошлом врач, пощупал его пульс; Гросс был мертв. Миллионеры впали в панику: нужно было уходить, пока не появилась полиция, — присутствующим могло быть предъявлено обвинение в убийстве.

В ужасе Джизил выскочил из зала и поскорее отправился в Чикаго, оставив 35 тысяч долларов, о которых был рад забыть, считая их не столь дорогой ценой, уплаченной за то, чтобы не быть замешанным в деле об убийстве. Он никогда не пытался снова встретить Вейла или других участников сделки.

После бегства Джизила Гросс поднялся с пола без посторонней помощи. Струйка изо рта появилась у него из спрятанного за щекой мешочка с куриной кровью, разбавленной теплой водой. Всю аферу подготовил Вейл, больше известный в США как Желтый Малыш — один из наиболее талантливых мошенников всех времен. Вейл разделил 35 тысяч долларов между финансистами и боксерами (также мошенниками) — приятное вознаграждение за считанные дни работы.

Роберт Грин ,48 законов власти.
 
Доступ закрыт.
  • Вам запрещено отвечать в темах данного форума.