Воспоминания о 1999 годе. Париж-Брест-Париж

2007-07-18T11:57:07+03:00 2007-07-18T16:32:02+03:00
0
Горожане
+ 1
Проездом
часть 1
14-ый Международный велопробег "Париж - Брест - Париж" состоялся 23-27 августа 1999 года. Протяженность маршрута гонки составила 1260 километров. На старт вышло 3 519 человек.
В зависимости от физических возможностей и притязаний участников на соответствующий их подготовке результат, организаторы гонки вечером 23 августа сначала дали старт первой группе из 755 человек с лимитом времени 80 часов, а затем стартовала группа из 2 261 человек с лимитом времени 90 часов. Ранним утром 24 августа в 5.00 стартовала и третья группа велосипедистов на тандемах, веломобилях и другой экзотической технике. Их было 503 человека. Подытожив, получаем общее количество участников парижского веломарафона - 1999года: 3 519 велосипедистов.
Первая группа стартовала 23.08.1999 г. в 20.00. Было еще светло.
Старт я принимал во второй группе участников. Время старта было назначено на 22.00. Стартовать в первой группе было бы лучше.
Во-первых, из соображений безопасности. Меньше вероятность столкновений, падений и поломок велосипеда на первых же километрах гонки, когда участники едут плотной группой численностью свыше двух тысяч человек.
Во-вторых, к 20.00 чувствуешь себя намного свежее, чем к 22.30 - фактическому времени старта второй группы. Из-за длительности регистрации старт задержали на полчаса. Сказывается и волнение перед стартом, и естественное желание спать. Единственное "неудобство" старта в первой группе - это более жесткий лимит времени - 80 часов, а не 90 часов, как во второй группе.
Для тех, кто в будущем будет участвовать в этой гонке, я буду давать советы по ходу повествования.
Главное - уметь беречь и правильно тратить силы.
Что касается старта, то нужно быть достаточно свежим, выспавшимся и сытым. Не спешите регистрироваться и вставать в группу для старта. Там можно простоять на ногах до двух с половиной часов. Как уже было отмечено, старт второй группы был задержан. Естественно, предстартовая обстановка была достаточно напряженной и нервной.
Итак, в наступившей темноте, после краткой речи господин Роберт Лепертель дал старт.
Это было очень красивое, захватывающее зрелище. Сотни велосипедистов с фарами, красными фонарями, светоотражающими накидками, в пестрой велоформе, ехали по прекрасно освещенным дорогам пригорода Парижа.
Хочу отметить, что я был приятно удивлен исключительной корректностью и умением езды всех участников веломарафона. Забегая вперед, скажу, что ни разу не видел случая, чтобы кто-то кого-то завалил, притер или просто испугал. "Чайников" на гонке не было.
В своей обычной манере езды я ехал все дальше и дальше, постепенно обгоняя тех, кто был впереди. При этом старался совершенно не лидировать, а использовать тех "живчиков", которые слишком уж резво стремились вперед. В большой группе гонщиков всегда найдутся сильные, но нерасчетливые спортсмены. Очень опасно поддаваться ажиотажу и соблазну ехать очень быстро. Расплата придет уже между 400-м и 500-м километрами, когда сил не останется даже на то, чтобы лечь на носилки "Скорой помощи".
Так постепенно я выбрался в самую голову группы. Часа за три. Но вскоре впереди стали попадаться участники, стартовавшие в первой группе. Так что ехать в одиночестве не пришлось.

часть 2
Не обладая опытом участия в этой гонке, не имея карты и не зная дороги, я старался ориентироваться по участникам - благо красные фонари впереди мелькали до горизонта. Но в городках было сложнее. Если впереди не было участников, на каждой развилке нужно было успеть разглядеть направление, куда указывает указатель.
Если шел спуск - жаль было тормозить на поворотах и развилках. Не успев увидеть указатель, поворачивал порой по интуиции, наудачу, а потом с некоторым замиранием сердца вглядывался вперед - где фонари? Туда ли еду? Или смотрел назад. Если за мной едут французы, значит, еду правильно. Они-то дорогу знают без карт и указателей.
Мой совет: ночью ориентируйтесь по французам. Они не подведут. Отличить их можно по речи. Если их двое и больше, они постоянно разговаривают.
И все же один раз в эту ночь я уехал не туда. Хорошо, что недалеко, на один километр. Заманил за собой одного американца, но вовремя понял, что пора возвращаться.
Первая ночь имеет свои особенности. Из-за большого количества участников, которые первые десятки километров едут довольно плотной группой, движение автотранспорта
перекрывается примерно на первых 50-70 км. Когда мне навстречу впервые выехал автобус по встречной, я едва успел обогнать плотную группу велосипедистов и принять вправо так, чтобы никого не завалить и не напугать своим маневром. После этого стало понятно что, хотя гонка и проходит по второстепенным дорогам, перекрывать движение никто не собирается. И всем гонщикам нужно строго выполнять правила дорожного движения, особенно требования дорожных знаков "Стоп" и "Уступите дорогу". За сотни километров от Парижа не каждый водитель знает, что Вы едете "Париж - Брест - Париж" и при всем уважении к велосипедистам во Франции, водитель автомобиля, движущегося по главной дороге, не уступит Вам ее никогда. Учтите, что и скорости у них на дорогах не те, что у нас. Поэтому не пытайтесь прошмыгнуть через главную дорогу. Тем более, учтите, что от усталости у Вас реакция замедленная, да и силы уже не те, что были на старте. К тому же, и цепь может слететь от резких движений.
Не забывая подкармливаться и пить, доехал до первого пункта, где для участников была организована столовая, буфет с кофе и булочками и пункт технического обслуживания. Название пункта- Mortagne-au-Perche. Находится он на 141-м километре от Парижа.

часть 3
Есть и пить не хотелось. Если бы я знал, что там не будет контроля, не останавливался бы. А так - не могу ничего понять. Вроде бы все останавливаются, многие едят, кто-то спит. Вот оно, место для контроля с аппаратурой, но почему-то никто не отмечает карточек. Походил, посмотрел, спросить не у кого, язык не знаю. Потерял минут 15-20. Вроде бы ерунда, но пот остыл, неприятно. Ночью ведь в конце августа довольно прохладно. Поехал дальше.
В пути встретил рассвет. Вот уже и 221-й километр, где в городке Villaines-la Juhel должен быть контроль.
Я рассчитывал силы, питание и воду до 221-го километра. Но вот уже и 230-й километр, 240-й, 250-й, а пункта контроля все нет. Наконец, примерно на 252-м километре на "автопилоте" въезжаю на пункт контроля. А.Потупина здесь не было. Очевидно, Алексей Александрович не смог найти возможности ехать за гонкой и встречать меня на пунктах контроля для оказания посильной помощи. До старта вроде бы намечалось, что за россиянами должен был ехать автомобиль сопровождения, как в гонке 1995-го года. Поэтому, я и Алексей планировали, что ему найдется место в этом автомобиле. Я уложил 2 больших пакета, теплые вещи, комплект велоформы, запчасти, батарейки - все, что могло потребоваться при холодной и дождливой погоде, и вручил их Алексею. Сам я был экипирован минимально, чтобы не везти лишний груз. Трусы, веломайка, рейтузы, носки, рукава - термо, перчатки, повязка на шею для холодной погоды. Очень похожая на повязку на голову, но диаметр поменьше, а ширина - побольше. Очень нужная вещь вместо шарфа. Каска, на пояснице "банан" со всеми необходимыми вещами: запасные камеры - 3 штуки, бортировочные ключи, набор шестигранников с отвертками, спицевой ключ, спицы, батарейки, светоотражающая накидка, энергетические батончики, деньги, талоны на питание.
Велосипед у меня был "Русь", по существу "Cinneli". Колеса на 32 спицы, покрышки – Michelin 700 x 22, всепогодные. Шестерни: 52,42 спереди и 13,14,15,16,17,18,23 сзади. Две фары "Саtе еуе" микро, сзади- 1 красный фонарь, 2 фляги по 1 литру, никаких багажников.
Рассчитывая на поддержку на контрольных пунктах, я планировал ехать с остановками только для контроля. Питание и воду брать из рук Алексея и ехать дальше. По моему расчету, если все сложится удачно, я планировал проехать 1200 км за 50 часов без сна или за 55-58 часов, если придется поспать часа 4-5. Но без поддержки А. Потупина такой план был совершенно нереален.
Потери времени происходят постоянно на каждом КП. Регистрация, очередь в столовую, время на еду, туалет. Нужно набрать еды и воды в дорогу. На это уходит минимум один час. Если торопиться. Или два часа, если расслабиться и отдыхать в процессе этих дел. Как только перестаешь укладываться в график 48-50 часов, неизбежно возникает проблема сна.
Итак, в Villaines-la Juhel, оценив сложившуюся ситуацию, я решил ехать более спокойно. Хорошо питаться и отдыхать, не дожидаясь усталости.
Первые 252 км я проехал за 9 часов 20 минут со всеми остановками. При этом чистая средняя скорость была 26,5 км/час. Отметившись на КП, я хорошо поел в столовой и с новыми силами продолжил путь.
Затрудняюсь подробно описать все то, что я видел по сторонам. Почти все смешалось в голове. Общее впечатление: красота, хорошие дороги, ухоженные домики, аккуратно подстриженные кусты. Как изгороди. Красивые поля, холмы, бежевые коровы. Такие чистые, как мягкие игрушки.

часть 4
Маленькие городки похожи друг на друга, также, как и многие участки дорог с однотипной системой транспортной развязки. Иногда возникала мысль, что едешь по кругу, очень уж все похоже.
Впечатляли средневековые церкви с высокими остроконечными колокольнями.
Профиль всей трассы "Париж - Брест - Париж" был для меня большим сюрпризом. До этой гонки я считал, что северо-запад Франции - равнина. Ежегодно наблюдая "Тур де Франс" по каналу "Евроспорт", я видел, что его первые этапы равнинные. Группа едет слитно. На финишах "отмечаются" финишеры, вроде Чиполлини. В общем, это еще не гонка и вся борьба впереди.
С такими представлениями о трассе будущей гонки я приехал в Париж. Поэтому кассета у меня была с набором звездочек 13,12,15,16,17,18,20. Если бы я стартовал с ней - до финиша не доехал бы - 100%! Спас меня Пьер Ивахно. Он первым сообщил мне, что сумма подъемов на трассе "Париж- Брест- Париж" составляет более 10 000 метров. Следовательно, с передачей 42 х 20 там нечего делать. Полдня 23 августа он возил меня на автомашине по веломагазинам и в конце концов мы заменили звездочку с 20 зубьев звездочкой на 23 зуба.
Мой совет. Если у Вас ведущие шестерни 52 и 42, кассета должна быть от 14 зубьев. К примеру, 14,15,16,17,18,19,21 и последняя звездочка на 23, или на 24, или на 25 зубьев. На трассе есть такие подъемы, где и 23-х зубьев мало. Приходится въезжать зигзагами, чтобы уменьшить крутизну подъема. Шестерня с 13 почти не нужна. Там, где ее можно раскрутить, на спуске, несет и так, без вращения педалей.
Трасса "Париж - Брест - Париж" - сплошные подъемы и спуски. Равнинных участков наберется едва ли на 50-60 км. Нужно грамотно ехать по такой трассе. Советую слишком не напрягаться на подъемах, вовремя уменьшать передачу, не ломать шатуны, а педалировать мягко и вкруговую, стараясь не вспотеть.
На вершине начинать плавно увеличивать скорость, постоянно добавляя передачу. Когда на спуске скорость вырастет до 37-40 км/час, можно принимать аэродинамическую посадку и бросать крутить. Разнесет так, как не получится и при педалировании, до 50-65 км/час и более.
Нужно уметь ездить при такой скорости без торможения по извилистому спуску, стараясь не выезжать за осевую линию. Или выезжать за нее только там, где дорога впереди была заранее просмотрена с высоты. Когда есть уверенность, что успеешь справиться с инерцией и уйти вправо или затормозить при появлении встречной машины. Старайтесь при этом не напугать кого-то из участников. Ведь мало кто из них привык так ездить, если не прошёл школу велоспорта в горах.
После каждого спуска сразу же начинается подъем. Поэтому нужно вовремя начинать уменьшать передачу и делать это постоянно с уменьшением скорости.
Придерживаясь такой тактики, в 12:15 24-го августа я отметился в городке Fougeres, заправился водой и питанием. Затем помылся в душе за 15 франков, где была горячая вода.
Вообще, едущим "Париж - Брест - Париж" не стоит рассчитывать на горячую воду в душе. Обычно ее температура не более 24-27 ° С, т.к. обогреватели не успевают нагреть воду для такого количества людей. В обычные дни нагрузка на них в десятки раз ниже, на то они и рассчитаны.
В 16:19 прибыл в Tinteniac. Здесь обед, небольшой отдых. Когда почувствовал, что пища немного улеглась, не спеша поехал дальше. Лучше уж первый час после еды ехать очень спокойно, чем сидеть или лежать на траве, дожидаясь переваривания пищи.

часть 5
В 21:07 контроль в городке Loudeac. Это был примерно 475-й километр пути, а не 441-й, как было указано в Положении о гонке. Здесь я шикарно поужинал. Надо отметить, что на талоны, которые мне выдали до старта, можно было брать еды сколько угодно. На кассе я отдавал талон, на нем писали сумму, обычно она была от 55 до 75 франков, и говорили мне "мерси". Душа здесь не было, но помыться можно было из нескольких шлангов с довольно прохладной водой, на асфальте, под открытым небом, что многие мужчины и делали, нисколько не стесняясь присутствия дам, которые мылись здесь же, хотя и не так обнажаясь. Имея склонность к простудам, я не стал рисковать и ограничился умыванием.
У входа в столовую я встретил Петрикова Владимира, с которым познакомился еще на регистрации. Владимир приехал в Париж с женой и сыном-десятилеткой на велосипедах. Это была не первая поездка всей семьи. Раньше им приходилось путешествовать по Словакии и Чехии.
Мне очень понравилось, с каким невозмутимым оптимизмом Владимир ехал "Париж - Брест - Париж". Никуда не рвался, с интересом воспринимая все происходящее и увиденное.
Мы решили поспать четыре часа и примерно в три часа утра продолжить путь.
Владимир пошел спать, а я отправился в медпункт подлечить ступни ног, которые к 475-му километру гонки начали гореть. Кто ездил по жаре большие дистанции в велотуфлях "Adidas" с педалями полуавтоматами, тот хорошо поймет мои ощущения. И хотя на "Париж - Брест - Париж" у меня были другие туфли "Adidas" - высшая модель 1999-го года, длинная дистанция дала тот же эффект.
Каждый визит в медпункт может отнять до одного часа, т.к. желающих подлечиться немало. В основном обращаются с теми же ступнями, коленями или делают массаж ног. За плату можно сделать общий массаж. Я видел, что почти все участники мучаются от боли - горения в ступнях. На контрольных пунктах снимают туфли и ходят босиком. Мой совет: "Париж - Брест - Париж" ехать в туфлях для горного велосипеда с педалями "SPD". На пунктах контроля и отдыха в таких туфлях можно ходить, не испытывая никаких неудобств. Хождение в шоссейных туфлях с шипами очень неудобно и только добавляет боли и усталости во все мышцы ног, особенно при стоянии в очереди в столовую.
После визита в медпункт я не смог найти Владимира. Как бывалый велотурист , он устроился на ночлег на открытом воздухе под навесом со своей подстилкой и покрывалом, а я искал его в спортзале, где участники спали на гимнастических матах.
Ночлег на "Париж - Брест - Париж" стоит 25 франков. В большом зале рядами разложены маты с простынями. Интервал между матами приблизительно 30 сантиметров. Каждое место имеет номер, по которому дежурные ночью находят участника и будят в указанное заранее время. Если повезет и сосед не окажется храпуном, можно нормально поспать, раздеваясь и одеваясь затем в полной темноте. Дежурные ходят с фонарями и будят один раз, так что нужно сразу вставать, иначе можно проспать до утра и "вылететь" из лимитного времени. Еще лучше иметь собственные наручные часы с будильником.

часть 6
Проснувшись в 2:30 и преодолевая дикую сонницу и одеревенение организма, выехал дальше. Больше всего боялся сбиться с пути, но этой ночью на трассе почти непрерывным потоком ехали участники. Я пристроился за французской клубной командой. Это давало уверенность, что с пути не собьюсь, да и безопасность езды была большей, благодаря лучшему освещению от множества фар. Но вот манера езды больших команд меня совсем не устраивала. В подъемы они шли с остервенением, как в групповой гонке, а на спусках постоянно тормозили, даром теряя потенциальную энергию. Мне это надоело через час, тем более, я размялся, и когда нас стали обгонять трое немцев, я поехал с ними.
У одного из немцев была дополнительная фара на каске. На спусках он включал ее и все мы без тормозов летели вниз. При более слабом освещении на узкой дороге без осевой линии такие "фокусы", конечно, опасны, поскольку быстро теряешь контур дороги и на повороте, даже очень слабом, можно поехать прямо в кювет.
На рассвете, в 6:30, 25 августа, я был в Carhaix. На контроле отметку мне поставили в графу, предназначенную для обратного пути. Хорошо, я это заметил, попросил исправить.
Кафе в Carhaix для участников было бесплатным. Прекрасный кофе с молоком, булочки с маслом, сыр, джем в упаковке. Я сделал 2 захода "на халяву" и так как кофе не пил уже месяца два, почувствовал такую бодрость, что немедленно выехал в Брест.
Забыл написать, что ночью мне навстречу уже начали ехать участники в обратный путь. Приходилось проявлять осторожность на узкой дороге, принимая вправо. Галогенные велосипедные фары тоже ослепляют, а если навстречу едет небольшая группа, и у кого-то в ней подсели батарейки или вообще выключена фара, что запрещено, можно его не увидеть и столкнуться на осевой линии.
Участок пути Каре-Брест самый гористый на "Париж - Брест - Париж", первые километров тридцать в основном идет подъем. И я с полным животом ехал спокойно, пропустив за это время до 40 человек.
Шел слабый дождь, и было неприятно, что он забрызгивал очки. Зато не было жарко, ноги в туфлях не горели. Скоро я начал ехать в своей привычной манере - бодро и лихо на спусках. Имея всепогодную резину закладывал виражи, как по сухому. Обошел сотню участников, в том числе и недавних своих обидчиков.
В Бресте путь лежал через залив Атлантики по длинному мосту и по велодорожкам. Много машин, много светофоров, где приходилось останавливаться. Организаторы удлинили дистанцию. Контроль в 11:10 был примерно на 621-м километре. Я ещё чувствовал сытость от завтрака в Каре, поэтому ограничился кофе с булочкой. Постепенно закончился дождь и с тало солнечно и жарко, начали гореть ступни, порой больно было педалировать. На спусках поочерёдно освобождал ноги от педалей и встряхивал.

часть 7
В Каре со мной произошёл неприятный случай: только я собрался въезжать на территорию контрольного пункта, дорогу мне перегородили два регулировщика из персонала «Париж-Брест-Париж». В обязанности таких регулировщиков входит указывание направления движения уезжающим с пункта участникам, остановка машин для проезда велосипедистов в ворота и из ворот. Но то ли у них крыша поехала от их работы, то ли они перебрали вина, но видя, что я еду в пункт контроля, а ни из пункта они спросили меня: «Брест? Париж?», и когда я сказал «Париж», они сказали мне, что надо ехать по дороге с указателем «Париж». Я подумал, что, наверное, пункт контроля, для тех кто едет в Париж находится в другом месте, я поехал по указателю. Но вот уже кончился город, проехал больше 6 км, а никакого пункта нет. Пришлось возвращаться. Злой был, как собака. Но ведь и сам тоже виноват: нужно было думать за дураков.
С 3 утра было пройдено примерно 280 км. К 15 часам 21 минуте в Каре, пора было обедать. Как обычно, обед я устроил обильный, взял и минеральную воду наполнить фляги. Кормят в столовых на «Париж-Брест-Париж» очень хорошо - выбор огромный. Необходимо было есть много, чтоб была энергия для езды. Но у меня было одно очень большое неудобство: в туалет хотелось как раз вовремя еды, когда начинал наполняться желудок. До еды, после езды нечего было и пытаться опорожнить кишечник. Оставлять поднос с едой хоть на две минуты – его тут же унесут дежурные, думая, что человек совсем уже наелся, поручить посторожить кому-то невозможно – запаса слов не хватало, унесут еду – опять вставай в очередь на 30 минут, и просто не хочется ходить куда-то на шипах, в велотуфлях. Я нашёл выход: просто ел медленно и спокойно с паузами в критические моменты.
Поле обеда смазал цепь на пункте техпомощи, затем, решив, что отдыхать на узких скамейках во дворе контрольного пункта гораздо хуже, чем на травке за городом, поехал очень спокойно дальше, высматривая место для отдыха. Ещё никак не мог определиться: тут не нравиться одно, там – другое; здесь хорошо, но идёт спуск и тормозить не хочется. Примерно чрез час, когда меня разнесло на спуске, и я прошил большую колонну участников – останавливаться вообще расхотелось. Я ожил – и понёсся дальше.
В Loudeac прибыл в 19:39, 25-го августа. В этот день было пройдено примерно 355 км, в запасе у меня было 16 часов, и я решил поспать до 3-х, 4-х утра. Не хотелось опять ехать ночью – днём всё же веселее и хотелось увидеть Францию, к тому же батареек у меня могло хватить часа на 3, не больше, то есть с 4 утра и до рассвета. С трудом найдя место для парковки (столько было народу и велосипедов) навесил на велосипед каску, снял велотуфли и потом отправился в соловую. Что мне понравилось на «Париж-Брест-Париж» - можно было оставлять велосипед, вещи и не волноваться за сохранность. После ужина, растянувшись на траве заметил рядом велосипед явно российского происхождения. Затем я познакомился с его хозяином – Владимиром Семёновым, из Нижнего Тагила. К сожалению, он скоро уехал так как у него лимит времени был 80 часов, и он не мог себе позволить заночевать в Loudeac. Я пошёл в знакомый уже спортзал, не став обращаться в медпункт по поводу горящих ступней, полагая что к утру всё пройдёт.
В 4 утра со свежими силами выехал на трасу. Ночью всё было как обычно и нормально, но утором я несколько раз сворачивал не туда. Участников было не так много и не по кому было соорентироваться, а на спусках я пропустил указатели и уехал один раз на 1км, то есть туда и обратно 2, а другой раз на 5 км (туда и обратно – 10).
В Quedillac был дополнительный пункт контроля. В 8:10 утра 25 августа прибыл в Tinteniac. Позади осталось примерно 885 км.

часть 8
Но здесь и неожиданная радость: меня встречали Алексей Потупин и Пьер Ивакно. Здесь я пробыл ровно 1 час. Всё время ушло на медпункт. Мне втёрли целебную мазь в стопы и колени, затем я отдал каску Алексею (можно ехать «Париж-Брест-Париж» без каски). Выехал в Fougeres, до которого было 54 км и где я был в 11:15. Здесь обед и снова в путь.
Погода была великолепная, красота вокруг неописуемая, самочувствие и настроение прекрасное. Нёсся в своём привычном стиле. В 17:28 был в Villaines-la-Juhel. К концу этапа сильно горели ноги, усилилась боль справа от левого колена, пришлось снова обратиться в медпункт, где мне обмотали стопы широким пластырем (ширина примерно 13 см), который сильно уменьшал горение. Я чувствовал себя довольно бодро, ведь ещё в Фужере я хорошо поел, помылся в в душе и отдохнул больше 2 часов. Поэтому решил не задерживаться, попытаться до темноты проехать большую часть пути – 80 км до Mortagne. Где-то на полпути у меня сильно разболелась нога в области колена, видимо в суставе, соединяющем голень и бедро. Я не мог педалировать стоя, не мог надавить и подтянуть педаль. Основная причина травмы – неправильно выставленный шип, пятка левой ноги при этом была повёрнута от велосипеда. Туфли я купил за неделю до «Париж-Брест-Париж», шип выставил по параллели прорези в подошве, но видимо у солидного «Adidas» бывает мелкий брак: прорези шли не параллельно оси туфля. Это не оказывало влияния на небольших дистанциях, но после 1000 км пути сустав не выдержал. Перед началом очередного подъёма я почувствовал, что ехать не могу. Почти в отчаянии сидел на обочине, разувшись, и соображал: что же делать? С одной стороны я не мог ехать, с другой стороны, не имел права не доехать до финиша, как первый в истории единственный участник от Украины. За плечами были 200,300,400 и 600 км, которые провёл клуб им.Травина в г.Лозовая. Я вспоминал всех, кто помогал мне на этих марафонах, и потом, чтобы я смог стартовать в Париже. Я знал, что на следующем пункте меня ждёт Алексей, а в Париже семья Пьера. Нужно было что-то придумать: крутить одной ногой – не успею вложиться в лимит времени. Оставалось 250 км. У меня никогда не было такой травмы, как с ней бороться я не знал. Тут я вспомнил, что видел бондажи на коленях у волейболистов. Отодрал пластырь со ступни: на моё счастье – 2 куска по 13х20 см удачно сцепились между собой, обхватив ногу вокруг колена.
С трудом взобрался на велосипед, медленно поехал в гору. Перед тем, как давить на педаль, я каждый раз напрягал мышцы обратной стороны бедра – бондаж натягивался, и сильней давил на сустав – и я мог слегка надавить на педаль. Конечно, в основном работала правая нога, а стоя я не мог педалировать до самого финиша в Париже. Сидеть в седле тоже долго не мог, и к этому времени сильно натёр и набил зад об седло: оно было слишком жёстким для 1200 км, а главное не нужно было ставить резину на 700*20, для «Париж-Брест-Париж» лучше 700*23 или 700*25.
Ещё одна моя ошибка: не нужно было одевать «банан» на пояс. Иногда его вес доходил до 4 кг, и этот вес дополнительно притягивал таз к седлу. Кроме того он съезжает вниз, пояс давит на живот. Я считаю, что не нужно одевать рюкзаки, «бананы», фляги в виде рюкзаков, даже в карман веломайки лучше ничего не класть, в крайнем случае носовой платок, деньги, питание, не больше, чем на предстоящий этап; если же иметь достаточно денег, то можно покупать питание в пути, по мере необходимости. На маршруте есть множество кафе, магазинов. Далеко ходить не нужно: пять шагов от дороги – и вы уже за столиком кафе.

часть 9
Итак, обмотав ногу пластырем, и найдя новый способ езды, я так и ехал. Сидя в гору, педалируя мягко и спокойно, стоя – с горы, не педалируя. После спуска нога остывала и первые движения давались с трудом. Средняя скорость резко упала, но всё же я ехал, а не сошёл. По прежнему старался ехать один, так как в группе мне мешали на спусках: я старался хорошо разгоняться и максимально использовать развитую скорость на подъёмах.
На въезде в Mortagne-au-Perhe в наступивших сумерках я пристроился к группе участников, так как не хотел, чтобы судьи заметили отсутствие светоотражающей накидки, которую я забыл взять на этот этап, штрафное время мне было ни к чему. На контроле был в 21:53. позади, учитывая мои добавки было 1106 км, впереди 155. здесь я снова встретил Владимира Петрикова, вместе отужинали, затем появились Алексей и Пьер, изрядно намотавшись, они спали в машине. Обсудили моё положение. Пьер предложил мне закончить гонку и сесть в машину, он пошутил: «Завтра будешь лежать во французском госпитале с отрезанной ногой». Всё же я решил ехать до Парижа, тем более, что Владимир Петриков обещал ехать со мной. Решили поспать до 4 утра и ехать со скоростью 20 км/час. С таким расчётом, чтобы в запасе всегда оставался 1 час до конца лимитного времени. Алексей и Пьер уехали в Париж, чтобы встречать меня на финише, а мы пошли в душ, который оказался с холодной водой и я не рискнул мыться полностью, а затем в спортзал – спать на метах. Утром мы немного подкрепились, затем зашли в медпункт, где мне хорошо обмотали ногу пластырем, затем отправились в путь.
С рассветом стало ясно, что погода будет прекрасная. Как бы мне в подарок, дорога была большей частью равнинная с попутным ветром. Владимир рассказывал мне о своих туристических походах по Словакии и Чехии, потом как он проходил отбор на «Париж-Брест-Париж» в Петербурге, и как ехал «Париж-Брест-Париж». Начинал он на своём старом велосипеде, а заканчивал на французском «Мерси». В пути его старый велосипед сломался окончательно и французы подарили ему хоть и не новый, но всё-таки очень хороший «Мерси».
В 10:24, 27 августа мы были в Nogent-le-Roi. Здесь мы хорошо поели на свои последние талоны и сразу выехали в Париж.
Последний этап был очень гористый, особенно в начале. На одном из длинных и извилистых спусков начинался участок с гравийным покрытием. Владимир откуда-то знал, что такой участок, длинною примерно в 10 км, должен быть, но где точно – не известно. Я был настороже, и если бы не это предупреждение, то наверняка бы упал на скорости свыше 65 км/час. Гравий был довольно рыхлый, и удалось быстро затормозить; ну и конечно повезло, что мы его проехали без проколов.
Ближе к финишу, в пригородах Парижа, солнце начало припекать, горки по-прежнему были крутые. Из-за моей ноги мы тащились со скоростью 20 км/час, поэтому воздух обдувал нас слабо. От перегрева самочувствие ухудшалось, усталость нарастала, и чисто психологически, я не люблю ездить так медленно. Когда, по нашим расчётам до финиша оставалось 20 км, я решил, что хватит беречься, до финиша нога выдержит. Выйдя вперёд, начал лидировать. На равнинных участках скорость доходила до 32-34 км/час. Вот уже должен быть финиш, но его всё нет. Запомнилось как на обочине сидел здоровенный чернокожий парень, который показал нам две развёрнутые белые ладони – осталось 10 км, пришлось выдержать ещё и их. На стадионе перед финишем увидел Пьера. Ещё 100м – и финиш одновременно с Петриковым.
Отдал судьям карточку на регистрацию. Время 15:11, 27 августа. У меня получилось 1261 км 100м за 88 часов 41 минуту. Средняя скорость – 14,6 км/час, максимальная – 65.5 км/час. Чистое время езды – 51 час 35 минут, при этом средняя скорость – 24.8 км/час.
Отец-основатель
+ 425
Аксакал
levkovsk
Я бы попросил в следующий раз не создавать 9 отдельных тем для одного рассказа, а умещать весь текст в одной. :nea:
Я говорю то, что думаю - потому и молчу...
 
Доступ закрыт.
  • Вам запрещено отвечать в темах данного форума.